фантастические рассказы: 1985-й

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Фантастические рассказы

оглавление:

1985-й

Слушать аудиорассказ на Youtube...

Снег за окном. Опять снег. Нормальная московская зима. А вот год ненормальный, переломный, 2000-й. Подбирается XXI век, подбирается и мое 40-летие. И с чем мы к нему пришли? Что не удалось? Вроде все нормально. Давай по порядку – жена, работа. Ну, давай по порядку.

Итак, Света, жена. Не хуже, чем у других. Не лучше, так что? Сумасшедшей любви не наблюдается уже давно, но скандалы пока редки, а до мордобоя вообще ни разу не опускались. Теплоты прошлой не хватает. Ну, так все позамерзали мы здесь, выстудило страну. А так все спокойно, привычно. Даже можно иногда позволить какую-нибудь интрижку на стороне.

Работа. Работаю я в крупной американской фирме. Ну, скажем не в фирме непосредственно, это один из филиалов ее московского отделения, но какая разница, вывеска та же, и зарплата хорошая. Езжу на работу не в метро, а на собственной машине. Пусть не мерседес, но зато и не автобус.

И все же последнее время все чаще возвращаюсь мыслями на 15 лет назад, в тот далекий и уже непонятный сегодня 1985-й. Ведь была возможность уехать. В Америку. С любимой женщиной. Как Ирка просила, плакала по-настоящему, мол, пропадешь ты здесь, все вы здесь пропадете, сдохнете. Не пропали, не сдохли.

Хотя к чему это все? Ну, не сдохли, так и не живем по человечески. Почему ее не послушал, почему не уехал с ней? Были причины. Конечно, была куча причин, и все казались тогда важными; и была куча проблем, казалось, неразрешимых по тому времени. Сейчас, с высоты моего сегодня, все выглядит по-другому. Спокойно мог взять и уехать. Бросить все и уехать с Иркой. И что бы было?

Почему-то эта мысль последнее время приходит ко мне все чаще и чаше. Не просто уехать в Америку. А уехать тогда, в 85-ом, вместе с Иркой. Интересно, как она там? Ни разу с тех пор не написала, не позвонила. Первое время я весь издергался, потом осталось просто любопытство, как она устроилась, чем живет, а потом все забылось, навсегда. Вот и сейчас думаю о ней только о той, которая осталась там, в 85-ом.

Взять и уехать. Вместе с Иркой. Из 85-го года и в Америку. И все было бы по-другому. Была бы жизнь, не серая рутина эта беспросветная, а жизнь, настоящая жизнь.

Ну вот, размечтался. В Америку – это мы, может, и потянем, а вот как насчет 85-го? Машину времени не изобрели, да и кто ж ее тебе даст? Кто тебе даст вторую попытку прожить эти 15 лет?

Действительно, кто? А может, и найдется кто-нибудь, а? Дружище, ну подумай, ведь нет покоя от этой мысли – что, если бы согласился и уехал? Ну, соображай, кто может помочь? Черт, ну откуда я знаю! Кто тебе может... Стоп, ты сам его назвал. Черт, демон, джин аравийский, бес российский, да мало ли их.

Ты что, родной, совсем съехал на почве бесконечного самокопания? Дьявола вызвать собрался, доктор Фауст ты наш?

А что? Ну не самого, конечно. Это правило я еще в армии изучил – если хочешь чего-то добиться, то к начальству не обращайся. Найди того, от кого все зависит непосредственно, с ним и пообщайся. Найди к нему подход, поговори, он ведь тоже человек, поймет. Главное, не светиться на самом верху; все вопросы должны решаться непосредственно на месте. Так что без дьявола обойдемся. А попробуем вызвать кого-нибудь попроще, беса поменьше, но с понятием.

В принципе, сама процедура вызова и материализации духа довольно проста. Здесь, как и во всех магических процедурах, важно не столько знание и умение самого мага, сколько общая аура, возникающая из веры общества в целом. Вспомним средневековых ведьм. Ведь летали же они на метлах? Летали. И порчу наводили, и больных излечивали. Потому, что верили люди в это. Так было принято, всем это казалось простым и естественным – вот и летали. А когда запретили сверху, да народ прижали, чтоб помалкивал, тут же вся подъемная сила из метел и исчезла.

Так и моем случае. Никаких вареных летучих мышей, никаких мантий, пассов руками и заклинаний на непонятном языке с завываниями и гримасничанием. Никого этим сегодня не убедишь. И никаких свечей и пентаграмм на полу. Сегодня никто уже и не знает, что это за штука – пентаграмма, и сколько в ней углов, а значит, это все не сработает.

А сработает то, во что обыватель верит сегодня. Что ж, не так плохо. Выходит, что на самом деле у меня полностью развязаны руки – режиссеры бесконечных фантастических сериалов сформировали у зрителя четкую уверенность в том, что чудак очкарик со своим компьютером может создать любое устройство, получить ответ на любой вопрос, и даже победить инопланетный флот вторжения. Так что вызвать беса при помощи обычного домашнего ПК вполне возможно. Главное, чтобы компьютер выглядел убедительно. И в точности соблюдать все ритуалы из фильмов.

Хорошо, представим себе, что идет съемка очередного фантастического фильма. И по ходу дела будем импровизировать. Ну вот, сюда, например, присобачим панельку с красивыми лампочками, и пусть они загораются и гаснут по очереди. Это у нас будет генератор напряженности магического поля переноса. Включаем. Ого, как напряглось!

Замечательно. Теперь с бешеной скоростью набираем на клавиатуре команды. Все равно что, главное – печатать быстро, не глядя на клавиатуру, упершись орлиным взором в экран. Кстати, а что у нас там на экране? Да не важно это, не отвлекайся. Вспомни, в фильмах экран никогда не показывают. Тут главное периодически делать паузу и сообщать вслух, что очередной этап успешно прошел.

И поехали. Печатаем первую серию абракадабры. Стоп, ты сам-то веришь, что получится? Не очень? Тогда делаем небольшую паузу, восстанавливаем дыхание, берем себя в руки, а за это время пусть генератор поднапряжет наше поле как следует. Только так, милый мой, только полная уверенность. Теперь команда, которую мы ввели – будем считать, что это запрос на вход в систему. Какую систему? Откуда я знаю. Все всегда начинают с того, что пытаются войти в систему. Так, отлично, меня, конечно, не пускают. Следующий шаг – взлом пароля. Все, не мешайте, я сейчас сама сосредоточенность. Среднестатистически, по фильмам, я должен безуспешно провести 2,75 попытки. Пусть для достоверности их будет 4. Все же система сложная, и охраняться должна особенно тщательно.

Итак я четыре раза ввожу неправильный пароль, и мое лицо мрачнеет с каждым разом. Держись, держись. Ты что думаешь, волосы из бороды или бровей рвать было легче? Тебе же только рожу кривить надо с умным видом, чтобы последний дебил понял, что у тебя что-то там, пока не получается. Вот так, хорошо, Марчелло Мастрояни ты мой. Оскара тебе конечно, не видать, но для сериала вполне.

Теперь произносим вслух первую фразу заклинания:

– Черт, если и пятая попытка провалится, то меня просто выкинет из системы. Чего же ему не хватает?

Хорошо, очень хорошо. Взъерошим голову, встанем и пройдем по комнате с задумчивым видом (не смеяться, балда, все испортишь!). Все, достаточно. Теперь следующая фраза заклинания:

– Ага, вот оно, ну конечно!

Побольше драматизма в голосе, ведь ты нашел пароль для входа в систему! И бегом к компьютеру, бросайся на стул так чтоб он всхлипнул (реализм, реализм!) и печатай короткую, как выстрел, фразу.

Есть! Господи, на экране действительно что-то засветилось. Символы какие-то, непонятные, но выглядит в точности как приглашение командной строки в UNIX. Все, приехали. Сейчас розовые слоны порхать начнут.

Не отвлекайся. Пошел процесс, пошел, ты же видишь, что-то действительно получается. Печатай запрос. Печатай! Все что хочешь, только не сиди с открытым ртом, ты же имидж погубишь, и все тут же рухнет. Давай, стальной блеск в глазах – ты уже близок к заветной цели. Что? На экране ответ на твою ахинею? Небось что-нибудь про неправильный синтаксис.

Да нет. Я сейчас чокнусь. На экране появилось меню. На том же неизвестном языке, странное какое-то, но меню. Была не была. Выбираем второй пункт (я не лох, чтоб хвататься за первое же предложение), и даем подтверждение.

А вот теперь действительно пора вручать Оскара. В центре комнаты возник светящийся матовым цветом цилиндр. Ага, это из "Стар Трек". Ну, в общем-то, логично, я подсознательно так и представлял это себе. Итак, цилиндр густеет, перестает светиться. Кто у нас там? Правильно, как и просили. Никакого балагана с адским огнем и запахом серы. В центре комнаты стоит опрятно одетый по моде конца XVIII века наш родной российский бес, не из крупных. Удивленно озирается, бедняга, не ожидал такого сюрприза. Небось вытащила тебя из-за письменного стола твоего бухгалтерского сила неведомая, да и шмякнула сюда. Вон, аж до сих пор между ушами молнии постреливают. О, молодец, сообразил, заземлился за батарею, и все поуспокоилось.

Ну, здравствуй, дорогой, теперь-то я готов, теперь импровизация кончилась, и начинается наука общения. А уж это я умею.

Когда рассекретили, с последующей распродажей, отдел рукописей Древнего Востока Ленинки, я сумел приобрести несколько свитков. И узнал следующее. Древние мудрецы действительно умели вызывать демонов. Как и средневековые алхимики.

Но было в свитках и другое. Сложность заключалась не в технической стороне дела, которая как раз была отработана. Главная трудность была в том, что вызванные бесы напрочь отказывались исполнять желания вызвавших их чародеев. Более того, за исключением единичных, вошедших в историю, удачных случаев, все эти попытки заканчивались весьма печально для гордых своим умением, недалеких простаков.

Между тем, причина провала лежит на поверхности. Почему считается, что материализовавшийся демон должен служить магу?

Представьте, например, что вы спускаетесь в лифте, и вдруг видите перед собой вместо привычного загаженного подъезда этакую незнакомую комнату с пренеприятнейшим существом посередине. И это существо на плохом русском начинает вам командовать что-нибудь типа "эй, раб, принеси-ка мне все земные сокровища и пару самых красивых девственниц в придачу". Ваша реакция? Правильно, назад в лифт и домой. А если воспитание позволяет, то и в морду перед этим.

С точки зрения демона ситуация выглядит именно так. Ни с того ни с сего выдернули из привычного мира, и на тебе – тащи сокровища земные за здорово живешь. Кроме естественного раздражения человека, простите демона, которого внезапно оторвали от дела, возможно, весьма серьезного, а хуже того – интимного, никаких добрых чувств демон не испытывает и испытать не может.

Ну что ж, давай порассуждаем. В принципе, заклинание вызова духа не только переносит его в наш мир но и материализует. Переместившись в наш мир, демон изменяется, это основной закон перемещения. То есть в данном случае вызванный мной бес из чисто духовного, бестелесного создания превратится в материальный объект. И цокает этот объект копытцами по моему паркету. И пахнет его тело отнюдь не розовым маслом, воняет, можно сказать, это тело, хоть и возникло только что. И вот это, вполне ощутимое тело, имеет вполне ощутимые желания и потребности.

Желания тела. Дух, который скорее всего только понаслышке знает о так называемых телесных удовольствиях, не может этим не заинтересоваться. Значит, прежде всего надо объяснить, что ему выпал уникальный шанс воспользоваться материальными, а не привычными духовными, благами.

Ну и что можно предложить хозяину новообретенного тела? Приволочь ему пару девиц и оставить на ночь, чтоб показали ему небо в алмазах? Вряд ли. Скорее всего, понятия о сексуальной привлекательности у нас настолько разные, что и пытаться не стоит.

Между тем желудок у людей и у бесов устроен одинаково. Только пользоваться желудком бесам случается очень редко. Так что новизна и острота ощущений завидная. В принципе, ему и стакана бормотухи с карамелькой на газетном листе будет достаточно, с непривычки-то. Но... Будем интеллигентны. Тем более, на что он способен-то будет после бормотухи? Смеситель в ванной поменять?

А мы вот накроем стол на белой скатерти. Да разольем в хрустальные стопочки замороженную водку. Причем не финскую, не аглицкую какую-нибудь, а нашу, московскую, настоящую, конечно, не паленую. И закусим мы первую стопку икорочкой – это обязательно, я настаиваю. А потом селедочкой, и чтоб на ней лук колечком. А потом сразу же, только дыхание перевести, и по второй. И за ней вдогонку грибочек маринованный, симпатяга в ковбойской шляпе с широкими полями, да на ножке такой вкусной, весь в нитях рассола. Ведь она, водочка, что во рту делает? Она, мамочка, сама вкуса как такового не имеет, зато все сосочки вкусовые у нас во рту ополаскивает и очищает так, что после нее вкус еды ощущаем, как чувствовали только в раннем детстве, набегавшись на улице, а потом съев бабушкиного пирога. И вот этот грибок всем своим благоуханием проникает прямо в душу, так что искры из глаз, так, что весь мир полюбить готов.

Ну-с, а теперь остановочка. Не торопясь, (сиживали за столом, сиживали!) поковыряемся в салатиках, прислушаемся к ощущениям. А когда первые восторги поулягутся, тут уже наливаем третью. Внимание! Третья обязательно должна быть полной. И опрокидываем ее на одном дыхании, щелчком, и зажмуриваемся, и трясем головой от восторга. И тут уже перед нами возникает, скворча, тарелка с мясом. Нет, конечно можно туда положить и гарниры всякие, и соусами разными, по французскому обычаю, облить. Это все вторично. А первичное – это есть кусок жареного мяса. И кушаем мы это мясо не торопясь, вкушаем, наслаждаемся, вспоминаем предков своих хищных. Но и медлить тут особо нельзя – как только начнет остывать, тут и половина радости пропадет. Поэтому лучше всего такое блюдо употреблять частями, малыми порциями, пока остальное потихоньку доходит на углях.

Перед предпоследней порцией мяса (именно предпоследней а не последней, потому, что нехорошее это слово – последняя), так вот, перед предпоследней порцией выпиваем четвертую. Эту пьем не торопясь, с чувством. Перед процедурой вздохнем ненавязчиво, да под столом незаметно распустим на пару дырочек ремешок на животике. Вот так. Четвертая она всегда хорошо проходит. Тут и закусывать особенно не нужно, так, прижать сверху кусочком мяса, чтобы улеглась поудобнее, и хватит, пожалуй.

Теперь следует перекурить. И вот что я вам скажу – выбросьте вы свои сигареты. Их вы будете курить на автобусной остановке, пряча в кулак от дождя с ветром. Нет, после такого обеда нужна только сигара. Достаньте вы ее из футлярчика, да возьмите гильотинку специальную, чтобы обрезание ей, голубушке, сделать, да раскурите хорошенько над золотой зажигалочкой (важно это все, важно!) и пускайте себе дым в потолок. И не затягиваемся – легкие беречь надо. В воздухе и так отравы всякой хватает. А у нас ритуал. Мы же не курим, мы благовония возносим.

А вот теперь, когда в руках дымятся сигары, а на столе, на западный манер, стоят пузатые бокалы, а в них на донышке коньячок плещется, вот теперь можно и о делах поговорить. Тут уж ни у кого язык не повернется отказать хозяину в пустяковой просьбе. И вот уже подводится мой гость непосредственно к цели своего вынужденного визита.

– И вот что я вам скажу, милейший Александр Аркадьевич. Просьба ваша, в принципе выполнима. Один нюансик только утрясем с вами, и вперед. Вы в свой 85-й, а я к себе в бухгалтерию, а то, поди, уж хватились меня. (А! Нет, ну как я его вычислил – бухгалтер он там!)

– А что за нюансик, позвольте полюбопытствовать?

– Пустая формальность, друг мой, уверяю вас. Дело в том, что изменять историю можно с одним условием. История всегда одна, и никаких альтернатив не существует. Поэтому предоставить вам вторую попытку, начиная с 1985-го года, как вы просите, невозможно.

– Однако, это уже не нюанс, как вы изволили выразиться, это выражаясь вашим языком, полный нонсенс!

– Не торопитесь, любезнейший. Я же сказал, что перенесу вас в ваш 1985-й, и с дамой своей вы снова встретитесь, и сможете сказать ей "Да, гори оно все огнем, да". А вот после этого начнется другой вариант истории, и эта, нынешняя ваша жизнь, исчезнет. Вы не просто забудете ее, ее никогда и не будет. Согласны? Тогда прошу вас.

Москва, лето 1985. Руки Ирины вокруг моих плеч, губы шепчут – Ну, милый мой, милый, ну решайся наконец.

Я хорошо помню эту сцену. Сколько раз я видел ее во сне и пытался что-то сказать, но голоса не было. Вот и сейчас, испугавшись, что опять пропадет голос, я просто оторвал голову от Иркиных волос, взял ее лицо в ладони и молча кивнул.

* * * * *

Дождь за окном. Этой зимой почему-то все время идет этот дождь, какой-то особенно мокрый, видимо, доставшийся Нью-Йорку в наследство от его английского предка. За окном 2000-й год. У меня 40-летие. И все вроде в порядке. С Иркой, конечно, уже нет той безумной любви, но уживаемся, ничего, попритерлись за 15 лет. Я так подозреваю, что у нее кто-то есть. Так, ничего серьезного, просто "для здоровья", как выражается ее лучшая подруга. Я тоже пару своих быстротечных романов на стороне не рекламирую. Ирина у меня личность целеустремленная, хваткая. Карьеру делает не хуже моей, а то и лучше.

В принципе, я, конечно, тоже стою на ногах. Работаю в крупной фирме. Правда, в маленьком отдаленном филиале, но кому же я про это расскажу? А на визитке только название компании. Нет, правильно я сделал, что удрал из России тогда, в 1985-ом. Те, кто потом приехали, ох как им досталось. Нам, конечно, тоже не сахар, но значительно легче.

Тогда почему же я все время вспоминаю Светины глаза? Ничего мне не ответила, когда я сказал, что уезжаю. Только посмотрела. И ведь понял ты все тогда, сразу же все понял. Что не надо никуда бежать, не надо счастье свое искать где-то, когда вот оно, рядом. Руку только протяни, и будет у тебя и тепло и любовь, и будет у тебя настоящая жизнь, а не эта бесконечная гонка. Понял, все ведь понял, но не сделал ничего, не протянул руку, а пошел как под гипнозом за Иркой, открывать и покорять Америку.

Открыл. Покорил. А дальше что? Почему все время тянет назад? Причем ведь не просто в Москву, нет. Это как раз пожалуйста, выпиши чек, и лети себе на здоровье, только таможенникам успевай отстегивать. Так нет. Тянет меня в Москву 1985-го года, когда смотрела на меня Света, молча смотрела. И ничего мне уже не надо в такие минуты, только отпустите меня назад, туда, в 1985-й, и дайте возможность постоять с ней вот так, молча, и понять наконец ее взгляд, и вот так же молча, одним только взглядом, ответить ей, чтоб и она поняла.

Господи, дьявол, ну кто-нибудь, помогите!

Дьявол? А что если действительно попробовать...

* * * * *

За окном висит пыльная мгла. В этих местах она называется хамсин, что означает "пыльная буря". Никак не могу этого понять. Буря – это сильный ветер. А здесь в воздухе висит мельчайшая пыль при полном штиле, и ни туда, ни сюда. Кондиционер охрип от напряжения, гоняя остатки чистого воздуха из одной комнаты в другую, по наглухо, как подводная лодка, задраенной квартире. Удивляюсь, как точно и достоверно сумел описать Булгаков ту сцену в Иерусалиме. Да в такой хамсин, да с разыгравшейся мигренью, кого угодно на крест пошлешь. Сам повесишься, чтобы не видеть эту бордово-оранжевую мглу за окном. Земля это вообще или уже Марс? Разгулялась нынче погодка.

И как это Аркадий сумел уговорить меня тогда, в 1985-м, приехать сюда? Ирка чуть ли не волоком тащила в Нью-Йорк, вон какая недавно приезжала. Вся из себя, и муж при ней собачонкой бегает. Света, та ничего не говорила, просто ждала, надеялась до последнего, что не брошу, не уеду. Тоже сейчас неплохо устроилась, ну, лаются с мужем по вечерам, а чем там еще заниматься по вечерам – у них, говорят, из дома, как стемнеет, страшно выйти.

И вроде все есть, карьера, семья. А вот тянет, тянет вернуться в 1985-й год, что-то, видимо, я не так сделал тогда. Вот бы вернуться, разобраться. Помог бы кто, и я тогда брошу все и вернусь.

Евгений Якубович
май 2002
Израиль.

публикации
Порог, 2002, Украина
Полдень XXI век (под редакцией Б.Н.Стругацкого), 2003, Санкт-Петербург
Фантаскоп, 2012, Россия

Отзывы читателей

Здравствуйте, Евгений!
Прицельно искала ваши координаты в интернете. Настолько сильно оказалось впечатление и желание им с вами поделиться. Прочитав "1985" я преисполнилась к вам благодарностью за:
– то, что теперь я с удовольствием читаю фантастическое – оно стало интересным(!) и оно глубОко.
– то, что вы буквально излечили меня от сомнения, смутно формулировавшегося вроде: – "а верно ли я поступила тогда-то?". У меня была ТОЧНО_ТАКАЯ_ЖЕ_СИТУАЦИЯ, как и у героя вашего произведения. Тоже надо было выбирать (ну в моем случае – между кавалерами), между двумя разными государствами – в общем между двумя путями, которые расходились градусов под 120 друг от друга. Даже год был похож – у меня это происходило в 1995-ом.
И идея того, что я в любом случае была бы недовольна своим выбором дала мне, наконец, прозреть! Конечно же, я и раньше понимала что две пары валенок не надеть, надо было бы в любом случае выбирать. Но понимала это как-то... как это принято говорить: "краем рассудка". Слышала поговорки – "Лучший корабль – тот, что прошел мимо", "там хорошо, где нас нет" ну и все такое.
А ваше убедительное и исчерпывающее описание развития ситуаций – прекрасно! Оно заставило посмеяться над своими сомнениями и – подарило мне душевный покой, а это, поверьте, дорого стоит!
Спа-си-бо вам!!!
Лина,
Германия

Не помню кто из писателей и по какому поводу сказал "не могу молчать!" (кажется, это был Юлиус Фучик). Так вот, по поводу Вашего рассказа могу, если коротко, сказать: браво, Евгений Львович! Проникли Вы в мою стоящую враскорячку, уставшую от серой одинокой обыденности бытового пьянства душу и, учитывая состоявшуюся публикацию в журнале (с чем искренне поздравляю), не только в мою, и оставили в ней невыразимо грустно-сладкий ностальгический след ("... что было, то было, того уж не вернешь..."). Стареем, становимся сентиментальнее? Сказать, что описание застольного оргазма с поглощением "ее мамочки" и прочих неотъемлемых составляющих – шедевр доступного нашему (постсоветскому, а может и поновее) пониманию эпикурейства – ничего не сказать. Написано – как спето, с большим вкусом и знанием предмета и доставляет эстетическое удовольствие мне как читателю. Особо обращаю внимание на тот момент, что сидели и вкушали вдвоем (лучше бы втроем), т.е в компании, а не сам на сам, что было бы извращением: таким столом надо наслаждаться, как видами природы, как мыслями по поводу интересной книги, фильма и т.п. с другим тебе подобным существом, способным оценить, так сказать.
Как это все по-человечески (поймал, поймал, бродяга!): самокопаться и пытаться найти точку, с которой началось неверное движение в будущее. Напрасное, меж тем, занятие обесценивающее настоящую, сегодняшнюю, подлинную жизнь индивидуума, ставящего себя враскорячку. Че дергаться-то? Счастье было? Было! Так скажи спасибо, цени, что было и что имеешь сейчас, радуйся жизни, какая есть, создавай новые возможности, если есть стремление, а не копайся в прошлом. Успеешь еще перед смертью-то (если успеешь). Бери пример с братьев наших меньших: живи настоящим.
Вишь, какой хоровод разбудил ты в моей голове, Евгений Львович, одним лишь своим рассказом-притчей. Ну, што пожелать-то, знамо дело: не уставать Вам, так дерзать!
Рамиль Иркабаев,
поэт, композитор,
Ташкент

У каждого из нас был свой 85-й...
Леонид Тютюник,
Израиль

оглавление:

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор