фантастические рассказы: Дело о пропавших специалистах

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Программист для преисподней
читать:
[1] [2] [3] [4] [5]
Санитарный инспектор
читать:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
Кодекс джиннов
читать:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
Спасите Великое кольцо
Воскресный сын

читать онлайн

Фантастика
Юмористическая фантастика
"Сумерки, XXII век"
Проза
"Made in USSR"
"Made in Israel"
Сатира и юмор
Рассказы с
иллюстрациями
Публицистика
Интервью
Библиография
Напишите мне:
evgeny@yakubovich.com

 

Фантастические рассказы

оглавление:

Дело о пропавших специалистах

Слушать аудиорассказ на Youtube...

Космодром оказался слишком хилым и потрепанным для обещанных пяти звездочек. На невысоком, приземистом здании космовокзала горели непропорционально большие буквы приветствия: "Добро пожаловать на Демокритию – планету продвинутой демократии и развитой экономики!". Повсюду красовались лозунги, призывавшие к производительному труду и продвижению демократии. Приглядевшись, можно было заметить, что щиты с лозунгами прикрывали ржавеющую старую технику и дыры в бетонном покрытии, из которых торчали обломки труб и куски кабеля.

Автоматический лоцман объявил о благополучном завершении маневра посадки, и объявил, что экипажу запрещается покидать корабль,

– К вам направляются представители администрации космопорта. С ними вы решите все вопросы, связанные с оформлением вашего прибытия на нашу планету.

Андрей выглянул в иллюминатор. К кораблю приближалось немыслимое транспортное средство, переоборудованное из старого пассажирского трапа. В средстве сидело полдюжины мужчин в одинаковых строгих костюмах, белых рубашках и галстуках. Галстуки были разные.

Делегация в полном составе поднялась на борт и вошла в рубку.

– Рады приветствовать вас на Демокритии, планете продвинутой демократии и развитой экономики! – сообщил самый толстый из группы делегатов, – позвольте представиться, потомственный министр взлетной полосы Баричелли-XXII. А это мои коллеги: потомственный министр Синг-XVI, потомственный министр Петерсон-XII и потомственный министр Рабинович-II.

– А что у это вас такой маленький номер? – автоматически спросил, слегка обалдеший от неожиданных титулов, Андрей.

– Простите, – ответил самый младший из делегатов, – наше министерство недостаточно древнее. Я получил портфель в наследство от своего отца всего год назад. Однако, я уже не назначенный, а настоящий потомственный министр, – подняв голову, гордо сообщил он.

– Ну что же, господа потомственные, будем знакомы. Андрей Карачаев, владелец и капитан этого судна. Прибыл на вашу планету для работы по контракту, главным инженером рудника.

– Чрезвычайно рад нашему знакомству, – церемонно поклонился толстый, – А теперь перейдем к делу. Мои обязанности состоят в том, чтобы взыскать с вас налог за пользование посадочной полосой.

Он назвал довольно крупную сумму, и тут же пояснил, что если уважаемый владелец корабля сразу же заплатит и налог на взлет, то ему будет предоставлена ощутимая скидка; если же оплата будет произведена в галактических долларах, то скидка станет еще более значительной.

Андрей, старавшийся никогда не ссориться (по крайней мере в первые же минуты) с властями новых планет, выписал чек на требуемую сумму. Это вызвало оживление среди оставшихся, и они гурьбой набросились на Андрея. Было предъявлено к оплате: стояночные для министерства стоянок; рулежные для министерства рулежек; ремонтные для министерства ремонта, и что-то еще для кого-то там. Андрей, заподозрив неладное, пытался отказаться, но был остановлен заранее приготовленными официальными бумагами с фиолетовыми печатями и красными гербами. Проклиная все на свете, Андрей уплатил требуемые суммы.

Получив чеки, делегация поспешно удалилась. Пожав плечами, и чувствуя справедливое раздражение, Андрей взял чемоданчик и отправился к космовокзалу. В комнате въездного контроля его поджидала группа лиц в костюмах, галстуках и портфелях, чрезвычайно похожая на предыдущую компанию. В том же порядке, ему были предъявлены посадочно-стояночно-рулежные счета.

– Ну уж нет, господа, – возмутился Андрей, – вот квитанции, я все оплатил еще на борту корабля.

Встречающие погрустнели, но напора не сбавили.

– Ай-яй-яй, какая неожиданная накладка. Видите ли, вас встретили представители министерств взлетного поля. Мы же представляем собой министерства космовокзала. К тому же, согласно вчерашнего постановления правительства, взлетное поле переходит в наше подчинение. Теперь вы понимаете, что они просто не имели права взимать с вас налоги, так как это исключительно наша функция.

– Однако, – добавил он, увидев вытянувшееся лицо Андрея, – мы пойдем вам навстречу. вы будете приятно удивлены. Мы сделаем вам персональную скидку. Да, да, не благодарите, это наш долг. Поскольку вы уже оплатили часть налогов для взлетного поля, то мы уменьшим стоимость на эту сумму. Согласитесь, это большая уступка с нашей стороны.

На стене, над головами министров, висели свежие постановления с невысохшими еще печатями. Они выглядели так грозно, что Андрею осталось только пробормотать, мол конечно, это чрезвычайно любезно с их стороны, и подписать новую партию чеков. Встречающие, расхватали чеки, и, пожелав Андрею приятного времяпровождения, исчезли. Андрей, наконец, смог выйти в зал ожидания.

Встречавший Андрея демокритянин был немногословен. Он взял его чемоданчик и направился к выходу. Ага – с облегчением подумал Андрей, – этот денег не потребовал, значит не министр. Он уже стал разбираться в обстановке.

Они вышли из здания аэровокзала и очутились на широком проспекте. Через проспект был протянут транспарант с лозунгом: "Чисто не там где убирают, а там где не пачкают!". Андрей мысленно пожал плечами, мало ли он их видел этих лозунгов, и огляделся вокруг. На проспекте, похоже, действительно не сорили: в обозримом пространстве не виднелось ни одного клочка мусора.

Несмотря на отсутствие мусора, вид у проспекта был запущенный. Проезжая часть, на которой почти не было машин, была вся в колдобинах, разметка отсутствовала. Давно не ремонтированные здания смотрели на улицу немытыми глазами окон. На тротуарах лежал хорошо различимый слой пыли. В пыли были протоптаны дорожки, по которым неловкой трусцой быстро передвигались редкие прохожие. Дорожки шли по внутренней стороне тротуаров, а в некоторых местах проходили вплотную к домам и становились совсем уж узенькими, словно идущие по ним пешеходы двигались боком, прижавшись спиной к стене. На внешний стороне тротуаров в таких местах высились невысокие, весело разрисованные башенки, со всевозможными лозунгами, призывающими граждан не сорить и бороться за соблюдение чистоты. На вершине башенок были установлены небольшие вращающиеся пушечки.

Андрей вынул из кармана сигареты, и прикурил. Погасив спичку, он стал искать куда ее бросить. Урны поблизости не оказалось – на проспекте урны отсутствовали напрочь – но бросить спичку Андрей, к счастью, не успел. Ближайшая башенка ожила, и со скрипом развернулась в его сторону. Одновременно с этим, орудие на вершине башенки опустилось. По груди заскакал зайчик лазерного прицела. Онемевший от испуга Андрей обернулся к сопровождающему. Тот среагировал мгновенно. Он выхватил из руки Андрея сгоревшую спичку, медленно поднял ее перед собой, так чтобы было видно из башенки, и также медленно положил ее в карман. Лазерный прицел погас, но орудие продолжало смотреть на Андрея.

– Пожалуйста, – сказал сопровождающий, – погасите сигарету и спрячьте себе в карман. И осторожнее, подставьте, пожалуйста, ладонь, чтобы не просыпать пепел.

Подражая сопровождающему, Андрей медленно погасил сигарету, и спрятал ее в карман. Башенка, неодобрительно загудев моторами, отвернулась. Андрей вытер со лба неожиданно выступивший пот.

– Мне говорили, что курить вредно, но чтобы настолько! – попытался пошутить он.

– Не надо принимать это близко к сердцу, – весело сказал сопровождающий. – Когда вы привыкните, то согласитесь, что мы нашли очень разумный компромисс.

– Какой компромисс?

– Видите ли, наша планета это общество с продвинутой демократией и развитой экономикой. Все жители живут в достатке и занимают престижные должности. В таких условиях очень нелегко найти желающих работать дворниками. Поэтому был выдвинут лозунг о том, что надо просто перестать пачкать – и убирать станет незачем. Надзор за выполнением был передан министерствам полиции.

– вы хотите сказать, что если прохожие не будут мусорить, ну не бросать под ноги спички и бумажки, то этого достаточно?

– Ну конечно, смотрите сами, какая вокруг чистота! – гордо закончил свои объяснения сопровождающий.

Андрей подумал, что понятия о чистоте на их планетах несколько различны.

В это время башенка снова ожила и со скрипом стала разворачиваться. Андрей с удовлетворением отметил, что на этот раз в противоположную сторону. Проследив за прицелом пушечки, он увидел, как на крышу здания приземлился тощий, истрепанный голубь. Он сидел на карнизе покачиваясь под порывами ветра, и дуло пушечки качалось вслед за ним.

– Птичку то за что?

– Так ведь гадят, несознательные. Один такой может испортить многолетние усилия всего города.

Голубь, похоже, не первый раз смотрел в дуло, направленного на него оружия борцов за чистоту. Не обращая на него внимания, голубь почистил перышки, огляделся по сторонам и двинулся вдоль карниза. Что-то ему там было нужно. К сожалению, в какой-то момент голубь не слишком удачно повернулся, и его задняя часть нависла прямо над тротуаром. Вероятность откровенного надругательства над чистотой и порядком стала настолько велика, что башенка решила предотвратить катастрофу. Раздался выстрел. Башенка не оставляла мусору никаких шансов. Пушечка на вершине, оказалась субмолекулярным деструктором. Голубь превратился в легкое облачко, которое еще пару секунд сохраняло его контуры, а затем быстро рассеялось в воздухе. Не осталось даже запаха.

Андрей с сомнением покачал головой. Потом повернулся к сопровождающему,

– А она и меня так могла?

– Ну что вы, – как-то не очень убедительно пробормотал сопровождающий, – она это так, для профилактики. У нас уже давно никто не мусорит, и вообще...

От необходимости уточнить, что именно "вообще", сопровождающего избавила сама башенка. Внезапно она снова развернулась к Андрею. Завыла сирена, загорелся проблесковый маячок. Орудие на вершине стало подозрительно подергиваться, как бы решая, стрелять уже наконец, или еще потерпеть. Сопровождающий побледнел. Он взял Андрея под руку и подвел вплотную к башенке. Сбоку у нее открылось окошечко, из которого, жужжа, выскочила квитанция с уже знакомыми печатями и гербами.

– Что это? – оторопело спросил Андрей.

– Счет за оказанные услуги. Вот смотрите, министерство охраны чистоты проспекта Демократов. Счет за предотвращение замусоривания охраняемой территории. При уплате галактическими долларами предоставляется скидка.

Рекомендуется оплатить немедленно, – добавил он, обращаясь к Андрею, – я надеюсь у вас есть доллары?

– Обойдется кредиткой, – злорадно ответил Андрей, уже разглядевший в окошечке считывающее устройство для кредитных карточек. Устройство призывно подмигивало красным огоньком.

– Я бы на вашем месте не рисковал, – смущенно пробормотал сопровождающий, незаметно отходя подальше.

– Ну уж нет, хватит с них наличных. Только кредитка, на 5 платежей, с отсрочкой начала выплат на полгода, – приговаривал Андрей, вставляя карточку в приемное устройство и стуча по клавишам автомата. Башенка нехотя приняла оплату, и с обиженным скрежетом отвернулась.

Наконец все с облегчением уселись в ожидавший их экипаж. Андрей откинулся на мягкую спинку представительского лимузина, и, предварительно спросив разрешения, с удовольствием закурил. Лимузин тронулся, поехал, подпрыгивая на ухабах, по проспекту и уперся в шлагбаум, за которым стояли вооруженные люди.

– Ну а это что? – спросил Андрей.

– Не обращайте внимания, это просто платный въезд на территорию министерства дорог этого района. Такие пункты стоят на всех границах районов. Видите ли, мы...

– Знаю, знаю, вы общество продвинутой демократии и развитой экономики. Что дальше?

Э...мы, – видимо сопровождающему было непросто построить фразу, не упомянув в ней о достижениях своей планеты, – у нас очень большое движение, и все время требуются деньги на ремонт дорог. Поэтому за проезд взимается плата. Это же естественно.

– Непохоже, чтобы эту дорогу когда-нибудь ремонтировали, – заметил Андрей.

– Что вы, – удивился сопровождающий, – Это один из лучших проспектов города. Он поддерживается в идеальном порядке. вы не поверите, какие огромные средства тратит министерство проспекта Демократов на его содержание. Я покажу вам их ежегодный отчет.

Андрей рассчитался и они поехали дальше.

– Черт побери, у вас этих министерств, как собак нерезаных. вы можете объяснить, что тут творится?

– Ну, так как мы планета продвинутой демократии, то нам необходимо большое количество министерств.

– Интересно, почему же?

Сопровождающий посмотрел на Андрея как на ребенка, которому надо объяснять элементарные истины,

– Но ведь это общеизвестно. Уровень демократии на планете определяется количеством министерств!

Остаток дороги до гостиницы, Андрей не проронил ни слова, только молча курил. В гостинице его ждал номер, предусмотрительно заказанный и оплаченный заранее. Сопровождающий донес чемодан до двери и собрался уходить.

– Подождите, – Андрей сунул в ладонь сопровождающего заранее приготовленную купюру, – Спасибо. Похоже, вы спасли мне жизнь, там, на проспекте.

На непроницаемом лице сопровождающего промелькнуло что-то вроде сочувствия. Он наклонился, будто поправляя неровно стоящий чемодан, а выпрямляясь, задержался возле уха Андрея, и прошептал, – вы ничего не понимаете, уезжайте отсюда как можно быстрее, – потом развернулся и быстро ушел, не прощаясь.

Номер оказался очень уютным. Андрей, уже привычно, воспользовался кредиткой чтобы зайти в ванную и принял платный душ. Выходя, он предусмотрительно подпер дверь стулом, чтобы опять не захлопнулась. Поужинал консервами из полетного Н.З. (оставалось только гадать, во сколько обойдется ужин в местном ресторане) и сел к экрану информатора. Истратив остаток денег на кредитной карточке, он получил доступ к центральной библиотеке.

Через несколько часов Андрей собрал всю информацию. Картина получилась следующая. В свое время, на планете существовало стабильное демократическое общество. Экономика развивалась не особенно бурно, однако обеспечивала работой большинство населения. А развитая система социальной помощи давала возможность остальным безбедно и беззаботно существовать на пособия.

Десятки политических партий соревновались друг с другом на парламентских выборах, обещая все новые и новые льготы своим избирателям. Придя к власти, партийные функционеры, как правило, забывали об этих обещаниях, и занимались, в основном, личным обогащением. Перед выборами их противники вскрывали злоупотребления, садились в министерские кресла сами, и ситуация повторялась.

Со временем, экономика перестала выдерживать груз чрезмерного количества политиков и бесконечных выборов. Жизненный уровень снижался, каждое новое правительство обвиняло во всем старое, но само ничего не меняло.

Кризис казался неминуемым, когда очередной премьер-министр придумал гениальную комбинацию. Все оставшиеся партийные средства были вовлечены в небывалую пропагандистскую компанию, результатом которой стал всенародный референдум. Была создана уникальная, в масштабах всего Галактического содружества, новая политическая концепция, а именно – институт пожизненного звания министра, с правом передачи должности по наследству.

Идея заключалась в следующем. Политик, занимающий должность временно, до следующих выборов, занят в первую очередь тем, что бы подготовить свое переизбрание. Он может сделать кое какие косметические изменения, но не больше. Серьезные длительные проекты исключаются. Они вредны. Их результаты появятся после выборов и их припишет себе сменщик.

С другой стороны, человек, знающий, что его должность не зависит от расположения или нерасположения избирателей, сможет заниматься непосредственно своей работой. Его сын, будет с рождения готовиться к своей работе. Имея солидную материальную базу в виде отцовской зарплаты, он сможет получить соответствующее образование и стать достойными руководителем министерства.

Измученные бесконечными выборами, граждане единогласно проголосовали "за". Первые же годы правления пожизненных министров показали дальновидность решения. Были проведены необходимые реформы, запущены серьезные экономические проекты. Демокрития приблизилась по уровню жизни к самым развитым планетам Содружества. Этому периоду были посвящены горы исторических трудов. Статистики не уставали приводить сравнительные данные о состоянии экономики до и после Исторического Решения, как оно официально называлось.

Однако, период расцвета быстро закончился. Члены оппозиционных партий, оставшиеся не у дел после назначения пожизненных министров, не смирились со своим положением и развернули активную подрывную деятельность. Органы безопасности все чаше сообщали о раскрытых заговорах. Было очевидно, что планете грозит гражданская война.

Тогда наследник покойного премьер-министра, принял новое историческое решение. Поскольку удержать власть в одних руках уже не представлялось возможным, он решил этой властью поделиться. Количество существующих министерств было увеличено вдвое, а на должности новых министров назначены руководители подпольных оппозиционных организаций. Таким образом оппозиция практически исчезла. Официально же объявили о разукрупнения министерств, в целях улучшения качества их работы.

Идея сработала, но ненадолго. Количество рвущихся к власти амбициозных политиков не уменьшалось. Каждое следующее поколение министров чтобы удержаться у власти и избежать переворота повторяло процедуру назначения руководителей подполья на новые министерские посты. Чтобы оправдать свои действия, правительство придумало лозунг о том, что уровень развития демократии измеряется количеством министерств. Демокрития назвала себя планетой Продвинутой Демократии, и окончательно погрязла в бюрократии и коррупции. Бесчисленные министерства, словно средневековые бароны, грызлись между собой. Единственной целью существования министерства стала добыча денег для обеспечения собственного существования. Экономика стремительно разваливалась. Редкие попытки наладить ее нормальное функционирование тут же захлебывались в бюрократических лабиринтах. Деньги выделяемые из бюджета не доходили по назначению — их проедал и разворовывал управленческий аппарат.

– Ну вот, теперь все ясно, – сказал себе Андрей, – Действительно, пора отсюда смываться.

Наутро несостоявшийся главный инженер рудника вновь вошел в здание космовокзала. В отделе разрешений на выезд его уже ждали. Тяжелая бронированная дверь лязгнула, захлопнувшись у него за спиной. Обернувшись, он увидел ухмыляющиеся рожи вооруженных охранников. Сидевший за столом чиновник изобразил предельно возможную степень гражданской скорби.

– вы не имеете права бросить работу и уехать. Ради вас мы отказали большому количеству кандидатов и теперь производство потерпит большие убытки, – примерно так, только более многословно и витиевато, заявило ему официальное лицо.

Андрей был готов к такому развитию событий и предложил заплатить неустойку за разрыв договора.

Чиновник оживился. Из недр письменного стола появилась стопка счетов. На всех документах, как водится, были печати, подписи и гербы: государственный и министерские. Начался торг. Андрей категорически отказался платить, заявив что калькуляция завышена. Ему опять показали все выкладки, и предложили 10-ти процентную скидку, при уплате наличными в галактических долларах. Андрей заявил, что таких денег у него нет и быть не может.

Ситуация накалялась. Неожиданно чиновник смягчился и спросил, – А какую максимальную сумму вы могли бы, все же, уплатить, за право выезда с нашей планеты?

Андрей назвал сумму, примерно в одну десятую часть требуемой. Для убедительности он добавил, что это все, чем он располагает, но согласен расстаться с этими деньгами, лишь бы убраться отсюда.

Чиновник тут же согласился. Он попросил Андрея подписать стопку заранее подготовленных бланков, получил и пересчитал толстую пачку банкнот.

– Ну вот и замечательно, а вы переживали. Я же знал, что все будет в порядке. Будьте добры, вот пожалуйста, получите расписочку, у нас отчетность в полном порядке. Вот, пожалуйста, ваша выездная виза, разрешение на взлет, отметка об уплате таможенной пошлины и прочие документы.

Андрей в замешательстве взял в руки толстую пачку документов, дающую ему право на немедленный взлет.

– Ну, что же, в таком случае я пошел. За обслуживание моего корабля с меня взяли сразу после посадки, так что я надеюсь он готов к взлету?

Чиновник погрустнел.

– Простите, вы кажется сказали ваш корабль?

– Что вы имеете в виду? – насторожился Андрей.

– Боюсь, произошло небольшое недоразумение, – медленно начал чиновник. По его сигналу, двое вооруженных людей подошли к столу и встали между ним и Андреем. Остальные тоже пододвинулись поближе и ненавязчиво дышали ему в затылок.

– Я вынужден кое-что уточнить. Мне очень прискорбно говорить это, но я думал, вы поняли. Вы заплатили наличными лишь десятую часть вашего долга, а в уплату остальной части государство конфискует ваш корабль.

– Да успокойтесь же вы, – закричал он Андрею, на котором повисло полдюжины охранников. – Во-первых здесь стоит ваша подпись. Да, да, не маленький, надо смотреть что подписываете. А во-вторых, вам нечего бояться. В качестве компенсации вам, заметьте совершенно бесплатно, присвоен статус гражданина нашей планеты. Вы сможете жить здесь, как считаете нужным.

Андрей перестал отбиваться от державших его охранников. Его посадили на стул, дали воды. Успокоившись, он поднял глаза на чиновника.

– Но, что же мне теперь делать? – испуганно спросил он.

– Ну вот, это другое дело, – сказал чиновник, тоже усаживаясь в кресло напротив. – Теперь давайте поговорим. вы можете снова подписать контракт с рудником и начать работать. Со временем накопите деньжат, выкупите свой корабль, и летите куда вздумается. А может быть вам у нас так понравится, что и улетать не захотите. Так что все в порядке, старина, не надо грустить.

– Хорошо, ваша взяла, – хмуро пробормотал Андрей. – Но, по крайней мере, помогите мне добраться до рудника.

– Конечно, конечно. Сейчас составим калькуляцию. Значит так: повторное оформление контракта; проезд до рудника; компенсация за потраченное служебное время сотрудника космовокзала – ну да ладно, здесь мы сделаем скидочку; оплата военизированной охраны...

– Подождите, какая охрана, меня не надо охранять – поспешил остановить чиновника Андрей.

– А это не вас, это меня охраняли. Вот эти милые люди. – показал на охрану чиновник. – Итого с вас 25 тысяч.

– Постойте, но я ведь только что отдал вам свои последние деньги!

– У вас что, совсем ничего не осталось? – спросил чиновник, – ну может быть хоть тысяч 15?

Андрей отрицательно махнул головой – Я действительно отдал вам все.

– Ай-яй-яй, как это опрометчиво. К сожалению, в этом случае, я ничем вам помочь не смогу. Но вы не расстраивайтесь. Вы ведь теперь гражданин Демокритии, и у вас есть все права...

– В том числе и право сдохнуть с голода? Отвезите хотя бы меня на рудник! – закричал Андрей

– Ну вот, вы опять сердитесь. Мы не можем везти вас в кредит. Министерство сообщения космопорта с рудником категорически запрещает подобные перевозки. Не переживайте. Найдите какую-нибудь работу здесь, накопите денег и приходите снова. Мы будем рады вас обслужить! – С этими словами чиновник встал и собрался выйти из комнаты.

Андрей понял, что это последняя возможность покинуть планету. Эх, подумал он, хорошо живется героям в приключенческих романах. У них всегда есть какие-нибудь секретные приемы таинственных единоборств, чтобы свалить десяток-другой вооруженных охранников. А потом появляется длинноногая блондинка и увозит на своем корабле. А тут выкручивайся, как сумеешь.

Он рывком поднялся со стула. Охранники снова напряглись, но он остановил их таким начальственным жестом, что те, интуитивно почувствовав начальство, остановились. Чиновник оторопело уставился на Андрея.

– А вы пройдите на свое место, – сказал Андрей с металлом в голосе. Он даже как будто стал чуть-чуть выше. Он дождался, пока удивленный чиновник вернется за стол, достал из портфеля пачку вчерашних счетов, на которых угрожающе синели печати и подписи, и грохнул их на стол.

– КОНТРОЛЬНАЯ ЗАКУПКА!!! – заорал Андрей что есть силы, – Я потомственный министр-ревизор министерства по надзору за государственными служащими. Вы неправильно оформили передачу корабля в собственность государства, и тем самым, поставили под удар основы нашей продвинутой демократии. – Андрей болтал наобум, главное было продолжать нападение. – Вы очень хорошо знаете, как мы караем подобные преступления.

Чиновник и охрана остолбенели от изумления. Чиновник побледнел и схватился за сердце. Видимо, сделка действительно была не слишком законной.

– Вы не снабдили договор о передаче имущества нотариальным заверением о дееспособности сторон, не приложили справку о прохождении кораблем тех. осмотра..., – Андрей продолжал выдумывать нарушения, допущенные при составлении грабительского контракта

Чиновник захрипел и стал заваливаться набок. Андрей понял, что пора останавливаться. Очередным начальственным жестом он отправил охрану за дверь.

– Итак, – не давая чиновнику перевести дыхания продолжал Андрей, – будем составлять протокол. Освободите место! – сказал, он спихивая с кресла чиновника, и усаживаясь на его место. Чиновник грохнулся на пол, и оттуда смотрел на Андрея, снизу вверх, по-собачьи. Эта позиция окончательно расставила акценты. Сломавшийся чиновник, с причитаниями выдал Андрею документы на корабль. Он дескать и сам собирался передать их в распоряжение уважаемого министра. Андрей принял их царственным жестом. Пообещав смягчить, насколько возможно, участь провинившегося, он вышел из комнаты. Охрана у входа заранее отдавала честь. Через десять минут Андрей был в космосе.

 

 

– Ну, что же, – сказал, помолчав, шеф, – пока это была лирика. Ты доложи мне, Андрюша, конкретно, по заданию. На Демокритию, по нашим данным, за последние несколько лет улетело более ста высококвалифицированных специалистов по разработке горных месторождений. Ни один из них так и не приступил к работе, и ни один не вернулся обратно. Что мне указать в отчете?

– Вот как это происходит. Министерства природных ресурсов отправляют заявки на квалифицированных специалистов, необходимых на рудниках. Министерства труда и занятости обрабатывают эти заявки, и приглашают инопланетных специалистов. Министерства транспорта занимаются их приемом, министерства жилья предоставляют им гостиницы, и так далее. Все это не бесплатно. Взаиморасчеты между министерствами давно не проходят, поэтому деньги с приезжих берут сразу же, на местах. И получается так, что на полпути к месту будущей работы, приезжие остаются без гроша и превращаются в бомжей.

– Никакого заговора не существует, – закончил Андрей, – Никто заранее этого не планировал, и следовательно никто конкретно не несет ответственности. Им действительно позарез нужны специалисты, богатейшие рудники простаивают. Люди просто не успевают добраться до места работы.

– И даже посадить некого. Обидно, – подвел итог шеф, – Ну, хорошо. Этих бедолаг мы, конечно, разыщем и отправим по домам. В общем, будем считать, что с заданием ты справился. А сцена, когда ты выдал себя за ревизора, меня просто растрогала. Как импровизация, это неплохо. А вот насчет секретных приемов, которыми владеют герои космических опер, то вот тебе направление в тренажерный зал. Вместо отпуска, позанимаешься, дружок, рукопашным боем. Стыд и срам, что наш агент, вместо того, чтобы просто вырубить десяток охранников, разыгрывает перед ними театрализованные представления!

Евгений Якубович
Январь 2003
Израиль

публикации
Порог, 2005, Украина
Фантаскоп, 2011, Россия

оглавление:

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор