фантастические рассказы:Дракон озера Гаошань

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Фантастические рассказы

оглавление:

Дракон озера Гаошань

Артур Смит огляделся по сторонам. Перед ним расстилалась голубая поверхность небольшого горного озера. Вокруг лежала полоса чистой земли, далее у склона горы раскинулась небольшая роща, а выше по склону в паре миль виднелась крошечная деревенька. В остальном окрестности озера были пустынны.

Артур удовлетворенно вздохнул и потянулся. Туристические компании пока не заметили этот очаровательный уголок девственной природы, и озеро принадлежало ему одному. Впереди ждал чудесный викенд на берегу. Артур не спеша собрал спиннинг, достал пакетики с блеснами и запасными крючками, мотками лески и прочими, необходимыми каждому уважающему себя рыболову, мелочами. Приготовил на берегу все требующееся для обработки улова: весы, фотоаппарат и рулетку .

С детства Артур был ярым защитником природы и мечтал посвятить этому свою жизнь. Он вырос в семье вегетарианцев и разделял взгляды своих родителей. С возрастом его любовь к живой природе перешла на более высокий уровень. Он не только не ел пищу приготовленную из невинно убиенных барашков и прочих представителей съедобной фауны, но и не носил кожаную или меховую одежду и обувь. В его доме не было кожаной мебели, и вообще никаких предметов, для изготовления которых требовалась уничтожение наших меньших братьев.

Работал Артур Смит в экологической комиссии ООН, и следует признать работал с большим энтузиазмом. Он не просто выявлял нарушения, но и регулярно предлагал собственные проекты. В числе достижений мистера Смита были, например, такие как увеличение на два дня срока жизни бройлерных цыплят или запрет на принудительное откармливание гусей для производства паштетов из гусиной печени. То, что подобные законы ухудшали экономическое положение производителей, а порой даже разоряли их, ничуть его не смущало. Главной заботой Артура Смита было соблюдение прав животных, а люди, объяснял он, могут позаботиться о себе сами.

Но была у Артура одна страсть, а именно – рыбалка. Пристрастил его к ней еще в детстве соседский мальчишка, не считавший зазорным ловить рыбу и тут же жарить ее на костре, который разводили прямо на берегу реки, недалеко от дома.

Когда Артур вырос, и его принципы стали строже, он встал перед дилеммой – как совместить страсть к рыбалке, которая со временем становилась лишь сильнее, и свои взгляды на защиту природы. В конце концов он нашел компромисс. Смит не забирал улов с собой. Вместо этого, он взвешивал каждую выловленную рыбу, измерял ее длину, фотографировал и выпускал обратно в воду. Все замеры он аккуратно записывал в блокноте. Позже, дома или в гостинице, он заносил результаты дневной рыбалки в компьютер, добавлял фотографии и писал комментарии: где, когда и при каких обстоятельствах был пойман тот или иной экземпляр, и прочую информацию.

Таким образом он собрал солидный архив рыбацких трофеев, которым очень гордился. К тому же это давало ему неоспоримое преимущество: вместо того, чтобы разводить руки, показывая размер выловленной уникальной рыбины, бить себя в грудь и произносить страшные клятвы, как это принято среди настоящих рыбаков, мистер Смит доставал переносной компьютер и показывал документальное подтверждение своему рассказу. Не стоит и говорить, как это настраивало против него собеседников рыболовов.

Прошло пять лет с того дня, как Артур впервые побывал здесь. Он набрел на это место в одной из экспедиций, и провел на озере замечательные выходные. Поездка по горной дороге от гостиницы, где остановилась экспедиция заняла более двух часов. Но потраченное время стоило того – озеро буквально кишело рыбой. В основном это была форель. Таких отборных экземпляров – крупных, вертких и чрезвычайно агрессивных - Артур раньше не встречал. Рыбалка вышла просто замечательная. В частности, он выловил тогда гигантскую форель, превосходившую в размерах всех виденных ранее, великолепный образец идеального подводного хищника, которая стала украшением его коллекции рыбацких трофеев.

Поэтому, когда новая экспедиция снова привела его в эти края, Артур воспользовался возможностью вернуться на облюбованное озеро. Он предвкушал хороший улов. Однако сегодня озеро казалось вымершим. Взгляд опытного рыбака не мог указать никаких признаков того, что в озере есть рыба. Да и окрестности выглядели безжизненными. Артур вспомнил, что в прошлый раз в той рощице у склона горы мелькало множество маленьких зверьков: то ли зайцев, то ли белок. Сегодня рощица была пуста.

Над головой Артура пролетела стайка птиц. Они покружили над рощей, но не стали садиться на деревья, а громко пересвистываясь поднялись выше и скоро исчезли из виду. Похоже, птицы чего-то опасались. Артур проводил их задумчивым взглядом, затем еще раз внимательно огляделся вокруг. Приглядевшись, он обнаружил странные следы, будто от ползущего крупного крокодила. Подобные следы Артур видел неоднократно в тропических джунглях. Но откуда они взялись здесь? Следы тянулись от озера к роще в обоих направлениях. Следы были старые, полустертые, как будто существо, выползавшее на берег из озера, давно прекратило свои прогулки по суше.

Артур вспомнил разговор с хозяином гостиницы сегодня утром. Пожилой китаец, узнав, что Артур собрался на озеро, отчаянно жестикулируя и, от волнения мешая английские слова с родным наречием, принялся отговаривать гостя от поездки. В конце концов Артур понял следующее. Два года назад возле озера пропало три овцы - все достояние крошечной горной деревеньки. Не вернулся домой и мальчик пастух. С тех пор в те места никто не ходит. По словам хозяина местные жители убеждены, что в озере поселился дракон.

Мистер Смит, усмехнувшись, заверил хозяина, что драконов не боится. А если таковой там и обнаружится, то как ученый, он просто обязан найти и изучить редчайший экземпляр вымершего вида.

Под жалобные причитания владельца гостиницы и его жены, рыбак погрузился в джип с эмблемой ООН и уехал. По дороге он прокручивал в уме историю о пропавшем пастухе. Скорее всего пройдоха заранее сговорился с перекупщиками, продал им овец, а сам удрал в город. Перед этим он пустил по деревне слух, дескать в озере завелся дракон. Местное население суеверно, и когда пастух с овцами не вернулись, крестьяне уже не сомневались, что их сожрал дракон.

Тогда еще Артур даже позавидовал жителям деревни. Простые, чистые люди: им проще поверить в сказку о драконе, чем заподозрить соседа в обмане и краже. Не то, что горожане, которые с подозрением относятся даже к друзьям и родственникам. Все же он был прав, посвятив свою жизнь животным. Насколько они лучше людей! И выкинув все размышления из головы, Смит продолжал ехать вперед, наслаждаясь прекрасным утром и красивым пейзажем.

И вот он стоял на берегу озера, к которому стремился целых пять лет. Для рыбалки все готово, но почему-то он больше не торопился. Смиту вдруг стало не по себе. Страшила сама мысль подойти к воде и забросить удочку. Неестественная тишина вокруг настораживала. Нехорошее, гнетущее предчувствие вдруг сжало грудь ответственному работнику комитета ООН по защите животных.

 

Озеро Гаошань имеет одну особенность – оно расположено в центре богатого, но еще не разведанного уранового месторождения. Питающая его вода, накапливается в пустотах под землей, затем проходит извилистыми путями через пещеры и трещины в окружающих горах. По пути вода постепенно размывает радиоактивную породу и уносит в озеро микроскопические частицы урана. Веками они откладываются на дне, отравляя воду и обитателей озера.

Уровень радиации в озере еще не достиг такого уровня, чтобы убить в нем все живое, но спонтанные мутации были нередки. Жуткого вида уродливые существа стали причиной того, что деревня располагалась не на берегу озера, а выше, на небольшом клочке плодородной земли на склоне. Эти мутанты дали основу слухам и легендам, связанным с озером. По той же причине жители деревни никогда там не рыбачили.

Периодически появляющиеся на свет уродцы в озере надолго не приживались. Они либо погибали естественной смертью, не оставив потомства, либо, что случалось значительно чаще, их съедали быстрые, как сама смерть, форели, водившиеся в озере в несметном количестве.

Среди множества форелей одна особь выделялась особо. Она тоже была мутантом. Однако в данном случае мутация оказалась положительной: молодая рыбина быстро обогнала в развитии своих сестер и братьев; она была крупнее, сильнее, быстрее, хитрее и беспощадней. Вечно голодный прожорливый хищник держал в страхе все озеро, не брезгуя, порой, и собственными сородичами.

Именно эту форель и выловил пять лет назад мистер Смит. Следуя им самим придуманным правилам он измерил и взвесил добычу, сфотографировал огромную рыбину и выпустил ее обратно в озеро.

Дальше произошло то, о чем обычно не задумываются борцы за права животных. Оказаться вырванной из привычной среды обитания, надышаться кислородом, которого в воздухе в разы больше чем в воде - такое не проходит для рыбьего организма бесследно. Если зоологи когда-нибудь удосужатся проследить судьбу пойманных рыбаками и выпущенных обратно в воду рыб, то они с удивлением обнаружат, что большинство из них не переживают такую встряску, и погибают через считанные часы. Остальные хоть и приходят в себя, но больше не в состоянии вести нормальный образ жизни и вскоре либо погибают от голода, либо превращаются в беззащитную добычу для хищников.

В случае с форелью мутантом все произошло иначе. Неустойчивые гены не выдержали стресса. У пробывшей критическое время на воздухе форели включился защитный инстинкт, который в свою очередь запустил древний эволюционный механизм. В результате в озере появилось Существо.

С тех пор прошло пять лет. Существо умирало. Оно не было старым, наоборот, его организм все еще рос и изменялся. Но ему не хватало пищи. Оно помнило, что когда-то в озере было полным-полно еды: вкусной и неповоротливой. А существо было самым большим, самым сильным и самым прожорливым. Потом добычи стало меньше, и каждая новая требовала все больших усилий, в то время как растущая, постоянно меняющаяся плоть существа, требовала еще и еще еды. Существо было вынуждено все время проводить в охоте. И, наконец, озеро опустело. Король сожрал всех своих подданных.

Единственный обитатель метался по озеру не в силах осознать происшедшего – добычи нигде не было. А голод, постоянный, сосущий, изматывающий голод гнал существо дальше, за новой добычей. К тому времени эволюционный процесс неузнаваемо изменил рыбу-мутанта. Ее тело сильно выросло и изменилось, покрылось ороговевшим панцирем, хвостовой плавник удлинился и превратился в мощный хвост, а боковые окостенели и стали подобием широких сильных лап. Теперь существо могло не только плавать, но и ползать по дну.

И однажды оно выползло на берег. Насыщенный кислородом воздух больше не был для него смертельным. Наоборот, подстегнув метаболизм он придал существу силы, и оно поползло дальше, туда, где как подсказывали обострившиеся чувства хищника, была новая еда.

Эта добыча отличалась от той, к которой существо привыкло в озере: она была крупнее и сытнее, но в то же время быстрей и увертливей. Но и существо стало другим. День за днем оно приспосабливалось к жизни в новом мире, и с каждым днем чувствовало себя на суше все увереннее. Зрение, вначале замутненное, приобрело остроту. Существо научилось двигаться по суше, и его финальные броски за добычей стали такими же молниеносными, как и под водой. Охота становилась все более удачной. Существо наслаждалось новой вкусной едой и продолжало расти и меняться.

Но вот пришел день когда еда кончилась и здесь. Какое-то время существо в отчаяние ползало по берегу, но нигде, нигде не было и следов возможной добычи. Отчаявшись, оно вернулось в озеро. Там оно кое-как пробавлялось вновь расплодившейся мелкой рыбешкой. Но этого было мало. Непоправимо мало для огромного тела. Иногда существо выползало на берег и порой даже находило пищу. Но все было напрасно – еды катастрофически не хватало.

И вот сегодня все изменилось. Дремавшее на дне чудовище, в которое превратилась форель-мутант, выловленная и отправленная обратно в озеро чудаком рыболовом, внезапно проснулось. Его обострившиеся от постоянного голода чувства напряглись – поблизости была добыча.

 

Артур подошел к воде и забросил удочку. По неподвижной воде разошлись легкие круги и быстро утихли, словно и не вода это была, а вязкая гладь болота. Рыбака снова пробрала дрожь. И в этот миг из глубины поднялось существо: необычное, невиданное, страшное самой своей непонятностью. Глаза двух охотников встретились, и очень быстро один из них понял, что теперь он сам - добыча.

Мистер Смит не стал долго раздумывать. Будь у него под рукой оружие посерьезнее чем удочка, он ни минуты не сомневаясь расстрелял надвигающееся на него чудовище. Но в сложившейся ситуации оставалось только отступить. Не заботясь об оставленном дорогом инвентаре, Артур бросился к машине, запрыгнул на водительское сиденье и включил двигатель. Только после этого он позволил себе оглянуться.

Существо быстро подплыло к берегу и выползло из воды. Теперь Артур смог разглядеть его целиком. Он, конечно же, никогда бы не признал в этом чудище ту самую форель, которую он выловил здесь пять лет тому назад. Форели, как известно, не выползают на берег с целью сожрать рыбака вместе с его удочками, сачками и высокими рыбацкими сапогами.

Существо не походило ни на одного из когда-либо виденных им животных. Узкая вытянутая голова с несуразными, похожими на щупальца отростками; огромная разинутая пасть, состоявшая, казалось, из сплошных зубов самой разнообразной формы, но все как один острых и крепких; непропорционально большие круглые глаза, не выражающими ничего кроме злобы и голода – все это внушало первобытный ужас.

Покрытое ороговевшей чешуей, длинное гибкое тело было асимметричным: с одного бока виднелись какие-то непонятные наросты, похожие на огромные бородавки, с другой росло несколько клочков шерсти, почему-то разного цвета. На спине высился костяной гребень, неровный, похожий скорее на несколько небольших, расположенных в ряд горбов. В промежутках между горбами виднелась влажная розовая плоть, покрытая то ли слизью, то ли гноем.

Чудовище опиралось на две лапы, торчащие из тела сразу за головой. Задние конечности у существа отсутствовали, а тело оканчивалось длинным и сильным хвостом. Несмотря на это, существо передвигалось по суше неожиданно ловко и быстро. Артур едва успел включить передачу, как существо совершило стремительный бросок и вцепилось зубами в заднее колесо машины.

Артур нажал на педаль акселератора. Мотор взвыл. Существо не пожелало отпускать добычу. Видимо растущему организму отчаянно не хватало микроэлементов, входящих в состав колесной резины, и покрышка автомобиля показалось ей желанным деликатесом. Но скорее всего тупое голодное существо просто не пожелало расставаться с долгожданной добычей, не понимая опасности своего положения.

Выжимая из мотора все полторы сотни лошадиных сил, Артуру удалось проехать с десяток метров по грунтовой дороге, волоча за собой существо, прежде чем мотор заглох. Над озером вновь сгустилась тишина, казавшаяся еще более острой после надсадного рева двигателя. Некоторое время Артур сидел не шевелясь, ожидая что вот сейчас разобьется оконное стекло, и в него ворвется узкая и длинная морда мерзопакостного хищника, будто специально созданная для того чтобы разбивать и врываться в автомобильные окна.

Наконец Артур решился. Он открыл дверцу, на негнущихся ногах обошел машину, и его чуть не стошнило от открывшегося зрелища. Существо намоталось на ось заднего правого колеса, в которое оно вцепилось зубами. Вдоль всей колеи, оставленной джипом при паническом бегстве, валялись куски мяса, обломки костей и комки внутренностей. Таинственное существо было не просто убито. Не осталось никаких признаков, по которым можно было бы его идентифицировать. Ни один зоолог или патологоанатом не взялся бы даже приблизительно восстановить изначальный облик животного по фрагментам, разбросанным на площади в три десятка квадратных метров.

От головы существа также ничего не осталось. Тупая жадная тварь до самого конца не разжимала смертоносную хватку челюстей, и при каждом обороте колеса его голова билась о камни. Череп существа буквально перемололо в порошок.

От резиновой покрышки колеса также ничего не осталось, и перекошенная машина машина лежала на заднем мосту. Грязный и безнадежно изуродованный стальной обод заднего колеса глубоко зарылся в грунт.

К счастью у джипа имелась полноценная запаска. Преодолевая отвращение и поминутно оглядываясь на озеро (кто знает какая еще мерзость могла там водиться!), Артур торопливо заменил колесо, запрыгнул на водительское место, завел двигатель и рванул вниз по дороге. На месте любовно разбитого бивуака остались лишь изуродованное колесо, рваные куски протектора, перемешанные с останками чудовища, да брошенные в спешке удочки, фотокамера, весы и прочие приспособления, еще несколько минут назад казавшиеся совершенно необходимыми и чрезвычайно важными.

Добравшись до гостиницы, и установив по дороге никем не зафиксированный рекорд скорости на трассе гостиница - озеро, Артур не стал останавливаться. Слегка притормозив, он высунулся из окна, что-то прокричал хозяину, и скрылся в облаке пыли, продолжая нестись дальше, по направлению к городу.

Хозяин гостиницы не расслышал слов постояльца, похоже уже бывшего. Но он хорошо разглядел бледное, как смерть, лицо рыболова. Проводив взглядом быстро удалявшийся джип, старик-китаец прошел в укрытую от постояльцев комнату, где долго молился перед статуей Будды, прося защитить его и семью от дракона озера Гаошань.

В это время Артур въехал в город и, не снижая скорости, промчался к центральной гостинице, где располагался штаб экспедиции. Машину он бросил возле подъезда с работающим двигателем, показал парковщику кулак чтобы ее не трогал, и скрылся в здании. В приемной начальника экспедиции Артур провел ровно столько времени, сколько потребовалось чтобы написать заявление об увольнении с нынешнего дня в связи с форс-мажорными обстоятельствами, и вручить его удивленной секретарше. Больше ни в одном из офисов ООН его не видели.

Дальнейшая жизнь Артура Смита не отличается разнообразием. Его поместили в психиатрическую клинику, где он живет и по сей день. У Смита две фобии. Первая – паническая боязнь животных, абсолютно всех: от львов и тигров, до коров и овечек, и даже крохотных домашних болонок. Вторая – он не в состоянии находиться в одиночестве. Ему нужно чтобы вокруг постоянно были люди, с которыми он сможет разговаривать. О чем говорить ему все-равно – важен лишь сам факт общения.

Врачи не запрещают ему покидать клинику и даже наоборот, рекомендуют выходить погулять на улице. Но Артур не выходит. Жизнь внутри клинике его совершенно устраивает: животных, даже домашних, здесь нет, а беседы с другими пациентами удовлетворяет потребность в общении.

Чувствует мистер Смит себя хорошо. Только раз в год, примерно за неделю до годовщины роковой поездки на озеро, он впадает в беспокойство. Артур ходит по клинике и жалуется, что его хочет съесть дракон.

Он поминутно оглядывается, заглядывает во все углы и приговаривает:

– Будьте осторожны, он прячется где-то здесь!

Наконец, наступает злополучная дата встречи с чудовищем, и Артур Смит внезапно преображается. Теперь он спокоен и собран, как боксер перед финальным поединком. На губах играет зловещая улыбка. Он надевает свой лучший костюм, оставшийся со времен работы в ООН, повязывает шелковый галстук и вызывает такси, которое доставляет его в ресторан, всегда один и тот же. Его встречает метрдотель и провожает к заранее накрытому столику. Мистер Смит степенно подходит к столу и не торопясь располагается. Пока он заправляет за ворот белоснежную крахмальную салфетку, из дверей кухни выходит официант с подносом. Заказ никогда не меняется – это полукилограммовый стейк из филе нильского крокодила, который специально для этого случая заранее доставляют самолетом из Египта.

Артур принимается за еду. Ест он быстро и жадно. Он сосредоточен на процессе, словно выполняет тяжелую ответственную работу. Он часто прерывается чтобы отдышаться и утереть со лба выступивший пот. Затем снова набрасывается на мясо, яростно орудуя ножом и вилкой.

Смит не останавливается до тех пор, пока не съедает стейк полностью, до последнего кусочка. Потом подбирает хлебом остатки соуса, и лишь после этого удовлетворенно вздыхает и откидывается на спинку стула. На его лице ясно видится торжество победителя, как у охотника, выследившего и убившего редкого и очень опасного зверя.

Насладившись моментом победы, Артур Смит вновь наклоняется над столом. Он сидит так очень долго: не шевелясь, не обращая внимания ни на посетителей за соседними столами, ни на подошедшего официанта. Затем тихо, но внятно произносит, обращаясь к пустой тарелке:

– Ну что, скотина, кто кого съел?

Евгений Якубович
2017 г.
Израиль.

оглавление:

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор