Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 15

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

Вторая эльфийская война, начавшаяся через восемьдесят лет после окончания первой и продолжавшаяся ещё два десятилетия, примечательна тем, что сами эльфы участия в боевых действиях практически не принимали. Когда на стороне гномов в их конфликте с джиннами выступила армия Королевства, эльфы потребовали немедленного прекращения кровопролития, угрожая в противном случае также объявить войну гномам и людям. Однако открывать второй фронт они не спешили, ограничиваясь гневными дипломатическими нотами. Тем не менее, ни гномы, ни люди, не рискнули оставить эльфийские границы без прикрытия и бросить все силы на борьбу с джиннами, благодаря чему последним удалось сдержать первый натиск противника, и война перешла в затяжную фазу.

О причинах, приведших к развязыванию войны, у историков нет единого мнения. Если не принимать во внимание расплывчатую фразу про "обострившиеся противоречия", можно выделить три основные версии: территориальные претензии, идеологические разногласия и экономические причины. Первые два объяснения представляются несколько надуманными. Вряд ли гномы или люди так уж сильно стремились расширить свою территорию за счёт бесплодных пустынь, раскинувшихся вдоль границ Падишахства. А угнетённое положение ифритов начало беспокоить соседние народы лишь после того, как джинны открыли способ добычи дешёвого, эффективного и удобного в обращении жидкого вигрина и завалили своей продукцией внешние рынки. Вероятнее всего, эти события и привели к обострению противоречий между гномами и джиннами. А вот с какой целью в войну ввязались люди, до сих пор остаётся невыясненным.

Кстати, появление жидкого вигрина спровоцировало бурный прогресс технической мысли, и уже на начальном этапе войны гномы впервые применили в боевых действиях роботов. Конечно же, эти громоздкие, медлительные и неповоротливые изделия, управляемые с помощью рычагов живыми операторами, располагавшимися в особой ячейке на спине роботов, мало напоминали современных красавцев. И в боевых действиях они оказались недостаточно эффективными. То есть эффект был, но в основном психологический.

Когда джинны, точнее говоря - боевые ифриты, составляющие основную массу армии Падишахства, оправились от первого шока, они быстро научились бороться с технической новинкой противника. Идущего в атаку робота попросту забрасывали бутылками с крайне неприятно пахнущей жидкостью, представляющей собой отходы производства вигрина. У сидящего за спиной у робота оператора мгновенно срабатывал рвотный рефлекс, и он, не в силах выносить ужасающую вонь, покидал боевой пост, оставляя стального монстра без управления. А после того, как у гномов закончились довоенные запасы жидкого вигрина, и они вынуждены были перейти на собственный кристаллический - возможно, более мощный, но обладающий несравнимо худшим быстродействием - бесполезность боевых роботов стала очевидна. И в скором времени все оставшиеся в строю боевые единицы были по бросовым ценам проданы армии Королевства.

По иронии судьбы люди оказались более устойчивыми к содержимому джинньих бутылок, и даже поначалу с помощью роботов прорвали оборону врага. Но развить успех помешала новая трудность. В условиях палящего зноя пустыни корпус робота так накалялся, что операторы не могли находиться в своих ячейках дольше нескольких минут. Пробовали охлаждать металл водой, но при этом потребовалось бы тащить за собой огромные канистры, да и вода в них тоже стремительно нагревалась и выкипала. Так что от этой идеи вскоре пришлось отказаться, и в конечном итоге всё по-прежнему зависело от действий живых бойцов.

Наиболее ярким эпизодом первого периода войны является героический рейд особого ифритского корпуса в тыл гномьей армии. Талантливый полководец Сусаннаив четыре года водил свой отряд по пустыне, добиваясь того, чтобы противник попросту забыл об их существовании. И в конце концов, вывел к незащищённому лагерю гномов. Однако к тому моменту джинны и гномы уже заключили перемирие, и подвиг мужественных ифритов также оказался бесполезен.

Как раз в определении причин, побудивших врагов помириться, историки единодушны. Война затягивалась, грозя превзойти по длительности Первую эльфийскую. Надежд на скорую и окончательную победу заметно поубавилось и у той, и у другой стороны. Зато перспектива полного развала экономики выглядела вполне реальной. Гномы для дальнейшего прогресса нуждались в жидком вигрине, джиннам необходимо было кому-то этот вигрин продавать. В конце концов, им удалось достичь соглашения о взаимоприемлемых условиях поставки, и перемирие вот-вот должно было перетечь в мирный договор. Но Королевство в лице короля Мисмарка, позднее прозванного Мрачным, желало продолжать войну до победного конца, и если предатели-гномы сговорились с мерзавцами-джиннами - что ж, тем хуже для них.

Боевые роботы, управляемые людьми, пошли войной на собственных создателей. И поскольку в гномьих горах не было такой жары, как в пустыне, армия Мисмарка быстро продвигалась вперёд и за считанные месяцы заняла треть территории гномьей Конфедерации.

Гномы оказались не готовы к такому повороту событий. Пришлось объявить всеобщую мобилизацию, прямо из шахт и мастерских отправлялись на фронт отряды добровольцев, гномихи в спешном порядке строили новые оборонительные рубежи. Забеспокоились и союзники. Из пустыни ускоренным маршем направлялись в столицу Конфедерации три корпуса боевых ифритов. Даже эльфы выдвинули к границам Королевства отборную дружину князя Элехандрила. Лишь ценой неимоверных усилий столицу удалось отстоять. А ещё через полгода начал сказываться огромный технический потенциал гномов. Они запустили в серийное производство новую модель боевого робота с дистанционным управлением. Днём и ночью работали шахты, рудники, домны и мастерские, добывая сырьё, изготавливая механизмы и запчасти, ремонтируя повреждённых роботов. Вереницей тянулись из пустыни обозы с жидким вигрином. И вскоре гномы смогли выставить против роботов Королевства новую, модернизированную механическую армию.

Решающее сражение, во многом определившее исход войны, состоялось в окрестностях шахты Курдуг. В нём с обеих сторон участвовало более трёх тысяч роботов. Люди оказались более умелыми, ловкими и сообразительными операторами, чем гномы, и выделывали со своими стальными бойцами такие фокусы, какие прежним хозяевам и не снились. Однако численное превосходство, высокое быстродействие и широкие возможности новых моделей сделали своё дело. Армия Мисмарка была разгромлена, практически половина выведенных из строя, искорёженных роботов осталась на поле боя. Впрочем, и гномы также понесли серьёзные потери. Именно с той поры в программу всех боевых роботов стала вноситься директива, не позволяющая им обращать оружие против собственных создателей.

Тем временем гномы перешли в наступление и постепенно оттесняли противника к границам Конфедерации. И заодно и к эльфийским лесам. Эльфы категорически возражали против перенесения военных действий на их территорию и ещё раз предложили закончить войну. Гномы и джинны не возражали, но раздосадованный последними неудачами король Мисмарк наотрез отказывался пойти на мировую. В конце концов, терпение эльфов лопнуло, и дружина князя Элехандрила перешла границу Королевства и совместно с гномами и джиннами окружила армию Мисмарка в Дарденском лесу.

Король вынужден был подписать капитуляцию на гораздо худших условиях, чем предлагалось ранее. Причём победители выдвигали всё новые и новые требования, а проигравшие уже не могли им ничего возразить. Сначала премьер министр Конфедерации Глумли внёс в договор пункт о выплате репараций в течении пятидесяти лет. Потом Элехандрил заявил, что вводит на тот же срок на территории Королевства заклятье, не позволяющее впредь людям проявлять присущую им агрессию. А затем падишах Дастар-Хан предложил представителям союзников собраться через пятьдесят лет и принять решение о снятии санкций или продлении их ещё на один срок.

Морально сломленный король Мисмарк согласился на все условия. Правда, на церемонии подписания мирного договора не присутствовал, как того требовал обычай, ни один тролль. Единственного живущего поблизости тролля удалось разбудить лишь спустя две недели после подписания, и он утвердил договор задним числом. Зато на состоявшемся через пятьдесят лет повторном совещании союзников, продлившем действие санкций против Королевства, тролль присутствовал. И на третьем, и на четвёртом, и на недавнем пятом - тоже.

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор