Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 4

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

На руднике

Ковер-самолет в клубах дыма медленно плыл над горами. Он с трудом шел на такой высоте, и обходил стороной особо высокие пики, даже не пытаясь перелететь через них.

Всю площадь ковра, за исключением небольшого пятачка на носу, занимали тюки и коробки с яркими наклейками. Тюки громоздились друг на друга и грозили вывалиться наружу. Среди этого хаоса деловито суетился слуга-ифрит, что-то передвигая и привязывая заново. Пот градом катился с его лысой головы на длинную бороду.

На носу летательного аппарата, как обычно, восседал толстяк Махмуддинн. Он усиленно пыхтел кальяном. Опытный Коля занял место чуть поодаль, с наветренной стороны. Рядом с ним, полулежа на подушках, дремала Лаванда.

Ковер сделал крутой вираж. Ифрит с причитаниями бросился удерживать багаж. Обогнув вертикальную стену, ковер вышел на посадочную глиссаду над небольшим ущельем. Коля с любопытством разглядывал открывшийся внизу вид.

Пейзаж не поражал красотами. Огромная горизонтальная штольня вгрызалась в основание горы. Из штольни выходила узкоколейка. По ней вереницей двигались вагонетки, которые толкали гномы в оранжевых жилетах. На небольшом расстоянии от штольни громоздились отвалы. Со временем они грозили занять большую часть ущелья.

Вся растительность в ущелье была вырублена, за исключением небольшой рощи в дальнем конце. Там работала команда гномов. На Колиных глазах очередное спиленное дерево с грохотом упало прямо рядом с едва успевшими отскочить лесорубами.

Трава по всему ущелью была вытоптана, кусты вырублены. Штабелями лежали свежеоструганные крепежные балки, железные трубы и фрагменты бетонной облицовки туннеля. Индустриальный пейзаж стремительно побеждал древнюю пасторальную красоту ущелья.

Махмудджинн выпустил облако особо вонючего дыма и ковер приземлился на краю лагеря. В куче барахла что-то громко звякнуло. Ифрит, которого при посадке прищемило одним их ящиков, жалобно заскулил. Махмуддинн выпустил изо рта мундштук и рявкнул на него. Тот заткнулся. Лаванда открыла глаза и потянулась. Коля с облегчением поднялся на ноги и принялся массировать поясницу. Посадка состоялась.

Их уже ждали. К ковру подошел коренастый широкоплечий гном с грубым обветренным лицом. Одет он был в промасленный комбинезон, но золотая, блестевшая в лучах солнца каска, выдавала его руководящую должность Главного Мастера стройки.

Махмуддин задал довольно странный вопрос:

– Мы здесь?

Гном осмотрел прибывших и ровным голосом констатировал:

– Прилетели.

Далее диалог развивался так же странно и лаконично. Джин спрашивал, гном отвечал. Длилось это минут пять, примерно таким образом:

– Происшествия?

– Без!

– Личный состав?

– Присутствует.

– Крепи в штольнях?

– Держат.

– Вагонетки?

– Катятся.

– План?

– Перевыполняем.

Наконец странный разговор закончился. Коля с недоумением взглянул на джинна. Тот шепнул:

– Не удивляйся, Коля. Это древняя форма официального приветствия. Дальше он будет разговаривать совершенно нормально.

Покончив с приветствиями, Махмуддин отправился руководить разгрузкой ковра и подготовкой к вечернему концерту, предоставив гному развлекать артистов до начала представления.

Главный Мастер предложил экскурсию по стройке. Коля уже знал, что в шахты гномы посторонних не пускают, поэтому не удивился, когда Главный Мастер отвел их в дальний конец ущелья, где еще сохранились остатки леса.

Здесь ударными темпами шел лесоповал. Лесорубы освобождали место для строительства. Колино внимание привлек странный агрегат, который устанавливали на большом дереве. Три гнома смонтировали вокруг ствола круговую раму. Сверху на нее установили сиденье на колесиках, которые вошли в направляющие пазы на раме.

В сиденье уселся один из гномов и пристегнулся ремнями. Двое оставшихся отошли поодаль и принялись качать ворот, наподобие тех, какими оборудуют ручные железнодорожные дрезины. Ворот привел в движение кресло с гномом, которое принялось стремительно вращаться вокруг дерева.

В руках у гнома появился предмет, больше всего напоминающий увеличенный во много раз зубец пилы или зуб бобра. Гном с силой приставил резец к стволу. Из под резца брызнула свежая древесная стружка. По мере того как гном все вращался и вращался, вокруг дерева, в стволе стал появляться разрез, который углублялся и расширялся на глазах. Через пару минут гном, ювелирно орудуя своим инструментом, срезал ствол подчистую. С тяжелым вздохом, огромный старый игль рухнул на землю. Гномы отстегнули дровосека, вынули его из рамы и положили на землю.

– Что это было? – спросил ошарашенный Коля.

– Они спилили дерево, если вы об этом.

– Да, я об этом. Просто мне показалось очень странным, как они это делали.

– Ну что тут странного. Технология опробована веками. Первоначально мы использовали ее для обработки каменных глыб. Мы все-таки выросли и эволюционировали в пещерах, вы знаете. Но со временем мы приспособили ее для обработки металлов и также режем деревья.

Коля кивнул, ожидая дальнейших объяснений.

– Ну вот. Первоначально технология была примитивной: гном с резцом в руках просто быстро бегал вокруг камня, придавая ему округлую форму. Но уже тогда встречались истинные мастера. Когда будете в столице, непременно обратите внимание на колонны здания музея древней техники. Настоящая ручная работа знаменитого мастера де Винчли. Позже был изобретен этот станок. Правда, качество уже не то. Не выдерживает сравнения с работами старых мастеров. Но, что поделаешь, издержки прогресса: производительность превыше всего. Коля озадаченно потер лоб.

– Скажите, а не будет ли проще, чтобы лесоруб оставался на месте, и работал не одним резцом, а пилой?

– Пила? Это что-то новое. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

В глазах Мастера загорелся нездоровый огонек, в руках появились блокнот и ручка. Коля, благоразумно не упоминая о лазерных методах распилки деревьев, рассказал все, что помнил о традиционных методах. То есть, о топоре и пиле.

По мере того, как он рассказывал, интерес гнома падал. В конце концов, тот с досадой перечеркнул все записанное и захлопнул блокнот.

– Ваши методы имеют существенный недостаток. Лесоруб с пилой не видит, что происходит на противоположной стороне ствола. А при нашем методе мастер постоянно видит перед собой всю обрабатываемую поверхность. Согласитесь, это очень важно.

– А голова у него не кружится?

Кулон переводчик слабо пискнул, не справившись с несуществующим понятием.

– Простите? – переспросил гном.

– Ну, тот рабочий, который сидел в кресле. Он хорошо себя чувствует?

– А что ему сделается, – хмыкнул гном. – Работа не пыльная. Сиди в кресле, да води резаком. Правда, требует определенной квалификации.

– Но его же вынули из кресла и положили на землю. Ему наверное плохо.

– Да нормально, ему. Просто правила безопасности. Пусть полежит, остынет. Понимаете, они сильно разогреваются во время вращения.

Коля обернулся. И в самом деле. От лежавшего на земле гнома валил пар. Подручные обливали его водой из большой кадки. Вода шипела и испарялась.

– И он сможет работать дальше? – поинтересовался Коля.

– Разумеется. Вот, смотрите, они уже приступили к следующему дереву.

И правда. Остывший гном присоединился к остальным, и они втроем устанавливали раму на соседнем дереве.

– Все, – неожиданно заявила Лаванда. – Мне здесь надоело. Я хочу познакомиться с девушками.

– С девушками? – Мастер оглянулся по сторонам. – Да вот, пожалуйста!

Мастер указал на небольшую группу здоровяков в облупленных касках и оранжевых жилетах, надетых поверх брезентовых комбинезонов. Гномы сидели кружком на корточках и курили самокрутки. Периодически то один, то другой сплевывал в середину круга. Ветер доносил знакомый удушливый запах местного табака.

– Это девушки? – спросила Лаванда.

– Да, и к тому же совсем молоденькие. У нас, знаете ли, ударная молодежная стройка. Вот девушки и едут сюда подзаработать, да жизнь узнать получше. Ну, вы меня понимаете, – гном отчего-то подмигнул Лаванде. – Здесь много молодых парней. Опять же эльфийское зелье для самокруток в свободной продаже.

(ПРИМЕЧАНИЕ. Каждый гном от рождения уверен в том, что он самый умный, самый красивый, самый сильный и самый умелый. Их не мучают сомнения, юношеские прыщи и комплексы неполноценности. Период половой зрелости у гномов наступает значительно раньше зрелости гражданской. Поэтому для молодых гномов организованы специальные молодежные стройки, где они могут реализовать свои гормональные потребности, не прерывая общественно полезного труда).

Лаванда присмотрелась. Гномы в оранжевых жилетах действительно отличались от тех, которые пилили деревья. Они были выше, шире в плечах и вообще более крепко сложены.

Мимо Коли с Лавандой прошли двое девиц в жилетах и касках. На плечах они несли железные ломы. Проходя мимо, одна из них бросила на Колю оценивающе-плотоядный взгляд. Коля инстинктивно расправил плечи. Лаванда ойкнула и взяла Колю за руку.

Гномиха перевела взгляд на Лаванду и снисходительно усмехнулась. В это время ее спутница сняла с плеча лом, размахнулась, и со всей дури саданула товарку по каске. Раздался гулкий удар. Коля зажмурился. Лаванда ойкнула снова, и еще сильнее сжала Колину руку.

– Ты че? – возмутилась ударенная. От удара ломом она пострадала лишь морально.

– А ниче! Не фиг на них пялиться. Они артисты, поняла? Не чета нашим работягам.

– Ну и че? А мне он понравился.

– Топай, топай!

Препираясь таким образом, девицы подошли к сидящей на корточках компании. Коля уже открыл глаза и даже освободился от намертво вцепившейся в него Лаванды. Он с интересом наблюдал за развитием событий.

Компания расширила круг. Новоприбывшие уселись на корточки, достали ярко расшитые кисеты и принялись скручивать самокрутки. Закурив, они о чем-то быстро заговорили. Остальные присоединились. В общем шуме до Коли долетали лишь отдельные фразы.

– Он такой симпатяга.

– Уж больно хлипкий, не задавить бы.

– Ой, девоньки, а я слышала, что у артистов там все совсем по-другому устроено.

– Да не гони. Все они одинаковые.

– А вот и нет. Дениза недавно была в столице, так вот она рассказывала…

Рассказчица понизила голос. Девушки наклонили к ней головы. Периодически то одна, то другая поднимали голову и бросали заинтересованный взгляд на Колю.

– Ой, я совсем забыла! – громко объявила Лаванда. – Коля, нам пора репетировать!

С этими словами она опять схватила Колю за руку, и потащила его обратно, к месту посадки, где гномы под руководством Махмуддина заканчивали возведение сцены.

Проходя мимо входа в шахту, откуда две девушки вывозили тяжеленную, груженую пустой породой вагонетку, Коля остановился.

– Послушайте, – обратился он к своему гиду. – Зачем вы позволяете молодым девушкам таскать тяжелые вагонетки? Ведь есть роботы, есть вигрин в конце концов.

– А, – махнул рукой Мастер. – Старая история. Одно время и в самом деле пытались заменить женщин в шахтах роботами. Но профсоюз воспротивился. Заявили, что это нарушение права женщин на труд.

– Да это же просто безобразие! – воскликнула Лаванда.

– Конечно, безобразие, – поддержал его гном. – У роботов производительность труда гораздо выше.

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор