Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 7

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

В СТОЛИЦЕ СТРАНЫ ГНОМОВ

Прибытие

Летучий ковёр, повторяя изгиб ущелья, круто повернул влево, и Коле открылось величественное зрелище. Он даже хотел разбудить Лаванду, но передумал. Пусть дремлет, концерт вчера закончился поздно, а на рассвете Махмуддин уже объявил посадку на следующий рейс. Пришлось любоваться в одиночестве. И следует признать, там было на что посмотреть. Огромный, сверкающий на солнце купол, вызывающий в памяти случайно туда затесавшуюся иллюстрацию из учебника истории – "храм Святой Софии в Константинополе" – перекрывал всю ширину каньона, а по краям его минаретами упирались в небо два скалистых пика. Впрочем, с тем же успехом эту картину можно было сравнить с главным корпусом и башнями-антеннами старой лунной базы Роскосмофлота. Или с осветительными мачтами какого-то супергигантского крытого стадиона. Пожалуй, последнее сравнение самое удачное, потому что под куполом просматривались мощные и массивные, но на удивление изящные каменные опоры, которые и сами-то непонятно каким чудом удерживались в наклонном положении, да ещё и удерживали неимоверных размеров крышу. Несомненный шедевр местной архитектуры, пусть даже Коля не очень хорошо в ней разбирается, и вообще многого ещё не видел на этой планете. Только вот кому и зачем понадобилось сооружать здесь такое чудо?

– Интересно, что за чудак решил построить стадион в дикой и безлюдной горной местности? – озвучил космонавт свои впечатления. Знаменитый каток в урочище Медео демонтировали ещё до Колиного рождения, так что не будем осуждать его за поспешность выводов.

– Не совсем безлюдной, – не выпуская изо рта кальян, отозвался Махмуддин. – Здесь ведь живут не только гномы. А что такое стадион, о толковый словарь моего сердца?

Землянин досадливо поморщился. В последнее время он начал подозревать, что джинн просто прикалывается, называя его длинными витиеватыми титулами. Даже холодно-логические схемы кулона-переводчика не могли полностью истребить иронию этих обращений. Неудивительно, что информативную часть ответа Коля пропустил.

– Стадион – это такое место, где собираются толпы народа, чтобы посмотреть спортивные состязания, наподобие рыцарских турниров, или эстрадные концерты, вроде наших с Лавандой выступлений, – пояснил он. – Но обычно их строят в больших городах, а не в горных ущельях.

– Но ведь это же страна гномов, – возразил джинн, выпуская причудливое, в форме цифры восемь, облачко дыма. И как обычно случалось после этого сигнала, ковёр плавно пошёл на снижение. – Здесь везде горы. А народа там действительно много.

– Но что же они тут делают, вдали от города?

– Живут, – просто ответил Махмуддин. – Видишь ли, наипроницательнейший из путешественников на коврах-самолётах, это и есть город. Золотоямск – столица гномьей Конфедерации.

– Город? – переспросил Коля, разрубая рукой восьмёрку на кучу маленьких ноликов.

Пока он удивлялся, ковёр успел подлететь ближе, и стало понятно, что джинн прав. Под куполом укрылось, по меньшей мере, несколько сотен каменных зданий разной этажности, высоты и формы. Причём строгие, офисного вида небоскрёбы располагались ближе к краю крыши, а между ними проглядывали не такие высокие, но куда более роскошные дворцы и особняки.

– Не весь город, конечно, – продолжал рассказ Махмуддин, – а только его деловая часть. Правительственные учреждения, центральные конторы крупных корпораций, банки, торговые центры, гостиницы. А чуть в стороне, за пределами купола – Верзиловка. Квартал, в котором проживают люди – выходцы из Королевства и других земель.

– Понятно, – соврал землянин. – Но зачем там этот козырёк, крыша над всем городом? Не для того же, чтобы от дождя прятаться?

– Видишь ли, Коля, – джинн сделал неопределённое движение головой, то ли утвердительно кивая, то ли, наоборот, отрицательно ею покачивая, – гномы чувствуют себя комфортней, когда у них над головой есть какой-нибудь каменный свод. Вот и в Золотоямске жилые кварталы расположены в горных пещерах. А дом правительства под землю убирать нельзя, там уже неуютно становится иноземным гостям. Вариант с крышей устроил всех – и небо видно, и на пещеру похоже.

Против крыши Коля ничего не имел, особенно в сравнении с пещерой. Но на всякий случай поинтересовался:

– А мы-то сами где остановимся?

– Не беспокойся, о предусмотрительнейший из потерпевших крушение, – заверил его Махмуддин, – всё будет хорошо. Нам уже заказаны номера в лучшей гостинице города. Этим занимался мой давний компаньон Нырли. Толковый мужик. Для гнома, понятное дело.

И он многозначительно подмигнул Коле. Мы, мол, поняли друг друга.

Грубоватый и всем известный приём. Космонавт сам многократно его использовал на дальних базах, выбивая дефицитные и не полагающиеся ему запчасти, удобное место для парковки или, допустим, срочную категорию ремонта. И каждый раз эта простенькая уловка срабатывала. Буквально со всеми. Коля тоже не оказался исключением и закивал с довольной улыбкой на лице. Для гнома… хе-хе… ну, тогда, конечно…

И, наверное, землянин ещё долго бы улыбался неизвестно чему, если бы ковёр, уже подлетавший к крайней опоре купола, вдруг резко не завернул и не пошёл на посадку.

– В чём дело? – обеспокоено спросил он. – Разве мы остановимся не в городе?

– Не положено, – с каменным лицом произнёс джинн. – Пролёт по столице на ковре категорически запрещён.

– Слушай, Махмуддин, с каких это пор ты стал таким законопослушным? – с усмешкой поинтересовался Коля. – Помнится, в Авилоне ты не очень беспокоился о том, что положено, а что не положено.

– В Авилоне я не веду торговых дел, мой наблюдательный друг, – всё так же серьёзно объяснил Махмуддин. – Я там, может быть, через сто лет снова появлюсь, когда уже некому будет вспомнить, как мы с тобой развлекались. А здесь мне лишних неприятностей не нужно. Да и тебе, между прочим, тоже. Документы у тебя, конечно, почти как настоящие, но если дать полиции повод повнимательней к ним присмотреться…

Землянин понимающе кивнул. А потом всё так же понимающе нахмурился. Ещё вчера почтенный джинн горячо доказывал, что более надёжных документов, чем те, что он выхлопотал для Коли, и представить себе невозможно, а теперь боится случайной проверки. Спрашивается, когда он говорил правду? Зная привычку Махмуддина экономить на всём, что оплачивается из его кармана, нетрудно найти ответ – разумеется, сейчас. И беглый космонавт с опаской осмотрел окрестности поля, на котором приземлился ковёр. В отдалении, вдоль забора, отделяющего аэродром от города, прохаживался полицейский в блестящей форменной каске, но на вновь прибывших он пока внимания не обращал. Пусть и дальше не обращает.

Впрочем, чуть позже, выпуская Колю с подконтрольной территории, пару вопросов он всё же задал:

– Работать у нас собираетесь?

Смотрел гном при этом крайне неприязненно, и землянин не рискнул подробно излагать свои планы, а просто буркнул:

– Нет, отдыхать.

– Ну-ну, – с плохо скрытой угрозой ответил страж порядка. – Счастливого отдыха.

И молча пропустил через турникет Лаванду.

– А её почему не спрашиваете, собирается ли она работать? – поинтересовался на всякий случай землянин.

Гном удивлённо оглянулся на него, а потом вдруг оглушительно захохотал:

– Ну, ты и шутник, долговязый! Надо ж такое сказать! Работать! – его трясло от смеха так, что каска съехала на лоб. – Да кто ж её на работу взять согласится?

– А в чём, собственно, дело? – обиделся за девушку космонавт. – Почему это…

Махмуддин не дал ему ввязаться в спор.

– Пойдём, Коля! – он резко дёрнул спорщика за рукав. – Некогда нам.

Землянин хотел было вырваться, но Лаванда подхватила его за вторую руку и тоже потянула к выходу. Коля нехотя уступил. Ладно, раз уж дама не держит зла на этого хама, так уж и быть.

– А как мы до гостиницы доберёмся? – спросил он, немного поостыв. – Возьмём тачку?

Теперь уже Махмуддин посмотрел на землянина с удивлением и откровенной обидой.

– Обижаешь, Коля-аглай! – огорчённо зацокал он языком. – Я, конечно, всего лишь бедный джинн, но у моего компаньона Нырли дела идут не так уж и плохо. И он обещал встретить нас и довезти до места на своей машине. А вот и он, кстати!

И джинн с радостными причитаниями заспешил навстречу маленькому и непривычно узкоплечему гному, также приветственно размахивающему руками. Одет компаньон был, по гномьим меркам, скромно – ни золочёной каски, ни расшитого самоцветами дорожного жилета, обычный синий бархатный камзол, широкополая шляпа и высокие ботфорты. Ни дать ни взять – мушкетёр, почти Портос, только ростом не удался. Борода его, правда, не слишком походила на эспаньолку, зато к поясу был пристёгнут внушительного вида боевой топор. Как гном умудрился никого им не задеть, пока обнимался с Махмуддином и раскланивался с Колей и Лавандой, для землянина так и осталось загадкой. Должно быть, всё дело в привычке.

– Счастлив видеть вас, уважаемые друзья моего компаньона, почтенного Махмуддина, сына Валокардина! – заявил гном, распрямляясь после очередного поклона. – Прошу пожаловать в мой экипаж.

Коля сначала решил, что кулон соригинальничал, переводя это слово, но, присмотревшись к транспортному средству, понял, что зря грешил на прибор. Это действительно был экипаж. В лучших традициях земных карет восемнадцатого-девятнадцатого веков – изящные очертания кузова, обитый бархатом салон, золочёные резные украшения. Но что-то в его облике показалось Коле странным, неправильным. Нет, не отсутствие лошадей – к тому, что в этом мире всё работает не так, как дома, он уже привык. Было что-то ещё, упорно ускользавшее от его внимания. Махмуддин с Лавандой уже устроились в салоне, ифрит погрузил на задок багаж, а землянин всё ещё стоял возле повозки.

– Да проходите же! – поторопил его Нырли. – Или нет, раз уж вам всё равно не сидится, помогите поставить экипаж на рельсы.

И действительно, вдоль всей улицы тянулись обычные трамвайные пути, а карета стояла чуть в стороне от них. И теперь, подталкивая тяжёлую повозку, Коля наконец-то понял, что же его так смущало. Колеса. Цельные, литые металлические колёса, как у железнодорожного вагона.

– Послушайте, Нырли, – решился космонавт поделиться своими подозрениями. – Мне это просто кажется, или ваш экипаж и в самом деле похож на… – Коля замялся.

– Вагонетку? – закончил за него гном. – Конечно, похож. Все повозки в Горной стране делаются по одному образцу, чтобы никто из нас не забывал о традициях нашего народа. Все мы вышли из шахты, хотя некоторые и не были там со школьных лет.

В голосе торговца почувствовалась какая-то затаённая грусть, и землянин решил перевести разговор на другую тему. Но гном и в этот раз его опередил.

– А ну-ка, браток, – как-то совсем по-свойски, как шофёр шофёру, сказал он, – крутани ручку.

И снова Коля подумал, что где-то он уже слышал похожую фразу, не к нему, правда, обращённую, но ностальгическую знакомую. Он дёрнул за рычаг, выступающий из кузова чуть позади переднего колеса, внутри повозки что-то заурчало, она мелко задрожала, и землянин, не дожидаясь команды, запрыгнул в салон. И вовремя. Сзади уже начали сигналить другие экипажи. Рельсы-то ведь одни на всех, не объедешь. Разве что по встречке, но ведь туда ещё нужно свой вагон перетащить. Да и движение в обратном направлении было таким же оживлённым. – Не суетитесь, пижоны! – с довольным видом крикнул в открытое, не застеклённое окно Нырли и двинул рычаг управления вперёд. – К обеду успеете!

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор