Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 9

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

Традиционную гномью кухню, с чем согласился даже сам компаньон джинна, не каждый человек способен выдержать. Собственно, состоит она всего лишь из одного блюда – похлёбка "Забойная". И теперь уже трудно сказать, как эта похлёбка получила своё название – то ли потому, что ею кормили шахтёров в забое, то ли по действию, оказываемую ею на неподготовленного любителя острых гастрономических ощущений.

Дело в том, что в древние времена Горная страна не баловала своих обитателей изобилием пищи. И всё, что попадало им в руки в лесах, полях, сусеках и закромах родины, тут же подавалось на стол. Причём, всё вместе, в мелко нарезанном, накрошенном или просто измельчённом виде. И разумеется, сегодняшняя похлёбка мало походила на вчерашнюю. Единственными обязательными компонентами оставались вода, на которой всё это месиво варилось, и какая-нибудь крупа, гарантирующая минимальные питательные свойства смеси. А вот камни, что бы там ни утверждал склонный к преувеличениям Махмуддин, в рецепт не входили. В желудках у гномов за долгие века такого питания, образовались особые органы, перетирающие любую пищу гораздо быстрее и тщательнее мельничных жерновов.

В нынешние благополучные времена, как охотно объяснил Нырли, проблем с продуктами гномы уже не испытывают, но кулинарных пристрастий своих так и не изменили. Более того, ни один чистокровный гном не в состоянии два дня подряд питаться одним и тем же блюдом. А если вынужден будет так поступить, то почти наверняка заболеет. Поэтому гномы редко посещают заведения с человеческой или джинньей кухней, которых в последнее время в Золотоямске развелось множество. Зато туристам из Королевства и Падишахства не рекомендуется заходить туда, где столуются аборигены. И только в некоторых трактирах смешанного типа, где гномы-повара готовят людскую пищу, можно встретить посетителей разных рас. В одно из таких мест и вел сейчас гостей Нырли.

Вывеска, изображающая рыцаря, что-то увлечённо вылавливающего ложкой из собственного шлема, уже виднелась на противоположной стороне улицы. Оставалось только пересечь проезжую часть. Но здесь, как назло, никаких драк не происходило, и экипажи проносились мимо один за другим. Бросаться под чугунные колёса Коле как-то не улыбалось.

– Что будем делать? – озабоченно спросил он у Нырли.

– Вообще-то тут неподалёку есть переходный мостик, – сказал гном. – Но им обычно пользуются только чужаки.

– А вы сами как дорогу переходите?

– А вот так!

Гном неожиданно сорвался с места, подбежал к повешенному низко над землёй белому, но уже основательно запачканному полотну, прыгнул с разбегу в самую его середину и, подброшенный этим своеобразным батутом, взмыл высоко в воздух. А через мгновение приземлился на противоположной стороне улицы, причём, под ногами у него каким-то чудом оказалась неглубокая яма с песком, смягчившая падение. Вон он, оказывается, какой – переход по-гномьи. И опять же, если бы Лаванда, Коля наверняка опробовал бы новый способ передвижения. Но он лишь вздохнул и покорно отправился в обход по мостику.

Обстановка внутри трактира и в самом деле была выдержана в псевдочеловеческих традициях. О том, что именно в псевдо, Коля догадался уже у входа, когда гостей встретил официант – бородатый гном в белом фартучке и кружевном чепчике, какие иногда носят авилонские домохозяйки. Но в целом всё выглядело довольно мило – большие и крепкие, хотя и слишком низкие столы, сравнительно чистая деревянная, расписанная позолотой посуда, невидимый оркестр, состоящий, кажется, из одних лишь барабанщиков, лихо исполняющий какую-то безумно громкую и торжественную полечку.

Блюдо Нырли заказал вполне съедобное. Особенно после пугающих рассказом Махмуддина. Коля не смог определить его компонентов, но чисто по ощущениям этот кулинарный шедевр можно описать так: фаршированный солёными огурцами небольшой арбуз, богато инкрустированный макаронами и крабовыми палочками, плавающий в густом жёлто-зелёном киселе. Вкусно, между прочим. Во всяком случае, питательно. Коля наелся, не управившись ещё и с четвертью порции. А наедаться про запас ему сегодня как-то не хотелось. И землянин принялся рассматривать посетителей.

Среднего возраста джинн с двумя ифритами-телохранителями, не иначе как богатый путешественник. Кучка молодых гномов в одинаковых касках с эмблемой какой-то организации или учебного заведения. Причём, ни один из них, сидя за столом, снять головной убор даже не подумал. Но, вероятно, вовсе не от недостатка воспитания, просто у гномов так принято. Да и эмблему не будет видно, если каску на вешалке оставить. Никто так и не узнает, воспитанники какого колледжа сюда заходили. Четверо людей, скромно примостившихся в уголке, тоже не привлекли Колиного внимания. И ежу понятно, что они сами в Золотоямске недавно, ещё не привыкли к здешним порядкам.

А вот сидящий у окна плечистый и достаточно рослый для гнома посетитель, землянина сразу заинтересовал. Он демонстративно кривил рот, пережёвывая нечто, напоминающее большую котлету, слепленную из тушёных овощей, залитую сверху молоком и посыпанную тёртым сыром. И все время оглядывался в поисках официанта. Наконец, проследив путь обладателя кружевного чепчика до подсобки, плечистый гном поднялся из-за стола и направился следом. На свою беду официант вновь показался из-за двери, и сразу же попал в крепкие объятия недовольного клиента.

Началась их беседа довольно тихо, и Коля расслышал только третью или четвёртую реплику плечистого:

– Я тебя спрашиваю, мерзавец, чем ты меня накормил?

Из-под сдвинутого на лицо чепчика доносилось какое-то мычание, что-то про фирменное блюдо заведения, про то, что ни одной жалобы на него не поступало.

– Да вы же сами, уважаемый, сказали, что вчера его попробовали, и вам понравилось, – смог, наконец, освободиться от кляпа официант.

– Вчера понравилось, а сегодня – нет, – рычал недовольный посетитель.

– Но почему?

– Оно такое же, как и вчера, негодяй, понимаешь – такое же! – плечистый приподнял негодяя в воздух и затряс его, словно грушу. – Ты что ж это, отравить меня решил?

– Но вы ведь сами его заказали! – оправдывался официант, отлетая в угол залы. И поднявшись на ноги, закончил мысль. – Я думал, вам настолько понравилось, что вы захотели повторить.

– Я тебя покажу, как за меня думать, – взрыкнул скандалист и снова кинулся к жертве.

– О, сейчас начнётся, – оживился Нырли и передвинул так, чтобы было удобнее наблюдать за дракой. – Удачно мы с вами попали, и перекусили, а теперь ещё и развлечёмся.

Коля привычно оглянулся на Лаванду и со вздохом произнёс:

– Нет, мы, пожалуй, пойдём. Нам ещё в гостинице нужно устроиться, к выступлению подготовиться.

– Ну, как знаете, – сразу же погрустнел гид.

Выходя из трактира, Коля из последних сил боролся с желанием оглянуться. Чтобы заглушить звуки драки, он снова заговорил с Нырли.

– А что этому громиле от официанта нужно?

– Приятель, да я ж тебе только что рассказывал, – Махмуддиновский компаньон был всё ещё недоволен тем, что ему не дали насладиться зрелищем. – Гномам вредно есть одну и ту же пищу. А официант знал, что посетитель недавно пробовал это блюдо. Но не предупредил об опасности. Стало быть, он вольно или невольно, причинил ущерб клиенту. И теперь тот имеет право потребовать компенсации. Денежной или моральной. Он выбрал моральную, и официанту придётся с ним подраться.

– А зачем этот придурок заказывал то же блюдо? – продолжал допытываться космонавт. – Неужели он сам не понимал, что с ним произойдёт?

– Может, и не понимал, – по-прежнему хмуро ответил Нырли. – А может, ему просто захотелось подраться. Я слышал, что некоторые специально ходят по магазинам и харчевням, в поисках удобного повода для драки.

– Но ведь он же намного сильней официанта! – не выдержав, вмешалась в разговор Лаванда. – И обязательно его побьёт. Это же нечестно!

Гном ненадолго задумался и, в конце концов, согласился с девушкой.

– Да, наверное, вы правы. Одно время в парламенте обсуждался законопроект, согласно которому в штате каждого заведения должен состоять отдельный сотрудник для драк с клиентами. Но закон отклонили, ссылаясь на право потребителя получить компенсацию именно с того, кто нанёс ущерб.

Лаванда едва не расплакалась от жалости к несчастному официанту, и Коля поспешил перевести разговор на другую тему.

– Скажи, Нырли, а нет ли в вашем в городе каких-нибудь других развлечений, кроме драк на проезжей части или в трактире? – не без сарказма поинтересовался он.

На лице Нырли появилась виноватая улыбка.

– Есть, конечно, но вам немного не повезло. Большой Трамбам состоялся на прошлой неделе.

– Что это? – спросил Коля.

– Чрезвычайно зрелищная штуковина. Происходит всего раз в четыре года. Сейчас я точно скажу вам, что это такое.

Гном полез в карман, достал оттуда официального вида книжку, открыл на нужной странице и прочел вслух:

– "Трамбам – демократическое мероприятие, предназначенное для заполнения свободных мест в новом составе парламента".

– Ага, – сообразил Коля. – Так это же обычные выборы.

– Выборы? – переспросил гном.

– Ну да, выборы. Свободное волеизъявление народа. – Коля почему-то тоже перешел на официальную терминологию. – В этот день каждый гражданин страны, достигший определенного возраста, отдает голос за своего кандидата.

– Эээ, – задумчиво протянул Нырли, – возможно, возможно. Действительно, многие теряют голос в этот день.

Он просиял.

– Однако не все потеряно. Сегодня состоится Малый Трамбам. Не так впечатляюще, конечно, но тоже, весьма, весьма любопытно.

Предупреждая новый вопрос со стороны гостя, гном нашел соответствующую запись в книжке.

– "Малый Трамбам – официальная церемония. Происходит на первом заседании нового состава парламента, с целью распределения министерских кресел". У меня есть пригласительные билеты, так что вы сможете увидеть все своими глазами.

Лаванда с Махмуддином смотреть всякие Бам-бамы отказались категорически. Переглянувшись и пошептавшись они заявили, что лучше отправятся по магазинам. Зато Коля принял предложение Нырли с большим интересом. Договорились встретиться прямо в гостинице через два часа.

Когда и каким образом Лаванда сумела расположить к себе Махмуддина Коля так и не понял. Но парочка тут же удалилась по направлению к ближайшему универмагу. При этом они о чем-то оживленно переговаривались.

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор