Евгений Якубович, Санитарный инспектор, авторская редакция. Читать. часть 6

главная блог писателя книги аудиокниги магазин

книги

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9]

Санитарный инспектор

(роман)

авторская редакция

 

 

Глава 16

 

Господин Вааприс был в гостях у господина Руугиса. Время траурного молчания, когда никто из родственников убитых не имел права произнести хоть слово, окончилась. Теперь можно было наконец встретиться и поговорить, не нарушая традиции. Ящеры удобно расположились в низких мягких креслах в кабинете, лицом к небольшому, красиво украшенному фонтанчику возле стены. Некоторое время они молча наблюдали, как красиво рассыпаются струи воды и переливаются через край чаши, сделанной в виде резного каменного цветка.

Фонтанчик располагался у стены, на небольшом возвышении. Вода из него растекалась по всему полу и приятно охлаждала ноги мужчин. Лучи потолочного светильника загадочно преломлялись в фонтанчике и искрились всеми оттенками спектра. В текущей воде есть что-то завораживающее и успокаивающее одновременно. Ящеры могли сидеть вот так часами. Вода занимала важное место в их жизни. Например, считалось, что текущая вода растворяет и уносит с собой все накопленные за день отрицательные эмоции, а взамен заряжает свежей, чистой энергией.

Несмотря на привычную, умиротворяющую обстановку, нервная атмосфера в комнате была тяжелой. Первым заговорил отец Руукса, господин Руугис — высокий солидный ящер среднего возраста. Высоким он был, конечно, по понятиям ящеров: его рост достигал целого метра.

— Я никогда не прощу себе этого. Мне не дает покоя мысль, что я собственными руками убил своего малыша.

— Не вините себя, господин Руугис, это несправедливо. Вы не сделали ничего такого, в чем могли бы обвинить себя. Поверьте, я не меньше вас переживаю смерть сына, но я стараюсь смотреть на вещи объективно.

— Вот именно, объективно. Ведь это так просто, страшная цепочка, которую мы выстроили своими лапами.

— Что вы имеете в виду?

— Проще некуда. Я выращиваю деревья тканы на своей плантации. Потом вы продаете плоды землянам в своей лавке в Старом Городе. Вы знаете, для чего они ее покупают. Я не сомневаюсь, что земляне, которые убили моего мальчика, приняли ее незадолго до убийства. Вот и получается, что я сам вложил им в руки оружие убийства.

Собеседник хозяина, господин Вааприс, отец погибшего Ваана, не ответил, а только пристально взглянул на говорившего.

Тот нервно продолжал:

— Я не могу жить с таким чувством вины. Я не могу до сих пор осознать и принять эту мысль. Невозможно поверить, что я убил собственного сына. Но это так — я виноват в его смерти.

Вааприс все так же продолжал молчать. Руугис опомнился:

— Я стал слишком эгоистичным в своем горе. Не один я потерял сына, у нас обоих убили детей. — Он помолчал и добавил: — Выходит, я убил и вашего сына тоже. Теперь я понимаю, почему вы так смотрите на меня. Я виноват перед вами, господин Вааприс. Простите меня, дорогой друг, если сможете.

После этих слов повисла пауза. И без того тяжелая обстановка в комнате накалилась еще больше. Вааприс ответил не сразу. Он что-то про себя обдумал и наконец заговорил, тщательно подбирая слова:

— Не стоит излишне драматизировать ситуацию, господин Руугис. Я не обвиняю вас в этой трагедии. Это все равно, что винить хозяина автомобильного завода, чей автомобиль кого-то сбил в аварии. К тому же, вы не единственный плантатор на Деметре.

— Постойте, — перебил его хозяин, — простите, что прерываю вас, но ваша ассоциация в корне неверна. Автомобиль не создан для убийства. Если уж пользоваться ассоциациями по вашему методу, то меня следует сравнить с производителем оружия. Да-да, можно считать, что я изготовил бластер и продал его убийцам своего сына.

Было странно видеть степенного господина Руугиса в таком состоянии. Кончик его хвоста непрерывно производил небольшие круговые движения, что свидетельствовало о высшей степени возбуждения. Вааприс заговорил вновь. Он говорил неторопливо, повторяясь, как говорят с детьми или стариками:

— Давайте рассмотрим ситуацию с самого начала. Ваш бизнес существует уже не один десяток лет. Если не ошибаюсь, плантацию заложил ваш дед. Земляне пригласили в факторию глав самых богатых семей Деметры и предложили выращивать ткану из саженцев, которые они привезли с собой. Саженцы раздали бесплатно, оставалось только разбить плантации на землях, принадлежавших кланам. Это были обычные деревья тканы; земляне только сделали что-то с ними в своей лаборатории, чтобы усилить целебные свойства плодов. Да, в то время считалось, что ткана является лекарством для людей. Саженцы привились, и со временем плантации стали приносить стабильный доход. Плантаторы разбогатели и заняли верхнюю ступень в иерархии нашего общества. Они обеспечили работой и хорошей зарплатой большое количество крестьян, традиционно живших в бедности. Много позже мы узнали, как странно действует на землян ткана, выращенная на плантациях. Однако и сегодня плантаторы пользуются всеобщим и заслуженным уважением в нашем обществе. Это старый почтенный бизнес. Многие ящеры до сих пор считают, что ткана — это лекарство, которое земляне принимают, чтобы избавиться от дурного воздействия нашего климата.

— Но мы с вами знаем, что это не так, - возразил Руугис.

— На самом деле никто из нас не в состоянии понять по-настоящему, что происходит с людьми, которые держат ткану, — невозмутимо продолжал Вааприс. — Мы видим лишь внешние проявления ее действия. Да, принимая ткану, люди становятся более агрессивными. Нас с самого начала предупреждали, что это побочный эффект лечебного действия. Но вот что я вам скажу по этому поводу. На мой взгляд, принимая ткану, люди становятся счастливыми. Я неоднократно имел возможность наблюдать за ними и пришел к выводу, что люди в состоянии опьянения тканой абсолютно, безоговорочно счастливы... Конечно, — добавил он, помолчав, — это только мои допущения. Следует признать, что даже после сотни лет жизни рядом с нами земляне, в основном, остаются для нас наиболее непостижимыми существами. Мы не всегда можем понять мотивы их поступков, отсюда возникают взаимное недоверие и конфликты. Еще раз повторю: на мой взгляд, причина большинства наших конфликтов лежит не в ткане, как таковой, а в невозможности полного взаимопонимания. Мы слишком разные, чтобы могли интегрироваться в единое общество. За эти годы мы эмпирически нашли наилучший способ сотрудничества, когда, живя рядом, мы все же отгорожены охраняемой границей. Мы используем людей, когда продаем им наши товары, а сами обучаемся у них и покупаем их технологии. Но при этом мы всегда помним, что наши различия могут стать источником опасности.

— Да, господин Вааприс, в этом вы правы. Но, как видите, даже охраняемая граница не спасла наших мальчиков, — все так же печально, но уже гораздо спокойнее сказал Руугис.

— Да, и вы тоже правы, мой дорогой, старый друг, — почти ласково продолжал Вааприс. — И здесь мы подошли к самому главному. Источник непонимания и взаимного недоверия лежит в психологической плоскости. По своему складу характеров, по своему мышлению, по тому, как мы воспринимаем жизнь, мы отличаемся от землян. Это различие настолько велико, что мы не всегда можем понять истинные мотивы их поступков, будь они направлены против нас или против самих людей. Для меня, как и для всех остальных, к примеру, до сих пор остается загадкой, на каких принципах построены отношения между факторией и Городом.

— И что самое удивительное во всем этом... — Руугис успокоился и увлекся беседой. — Самое удивительное здесь то, что земляне не делают из этого секрета. Недавно вместе с детьми они пригласили на занятия в воскресную школу и родителей. Мы пошли, и нам прочитали лекцию об истории Земли. Лекция была тяжелая, и мы честно пытались понять. Местами все было ясно: открыли новые земли, построили города, стали жить и работать, торговать с аборигенами. Но потом я почувствовал, что просто ничего не понимаю. Вы, друг мой, знаете, что я прекрасно владею земным языком, и я понимал все слова, которые говорил лектор. Но я не мог связать ни одного предложения. То, что иногда удавалось перевести полностью, оказывалось настолько странным, что я все равно не мог понять этого.

Вааприс сделал хвостом жест, выражающий полное согласие с собеседником. Он помолчал немного и, убедившись, что его собеседник не собирается говорить еще, снова взял инициативу в свои руки:

— Я неоднократно обдумывал это противоречие. И последние трагические события... — в отличие от Руугиса, Вааприс старался говорить иносказательно, — дали мне толчок к пониманию. Суть дела в том, что само понятие убийства для нас чуждо. Любое убийство мыслящего существа для нас неприемлемо. Категорическое отрицание убийства появилось у нас много веков назад, и с тех пор это стало нормой. Наша психология изменилась, и эти изменения постоянно поддерживаются как религией, так и всеми нашими традициями. С другой стороны, мы поддерживаем здоровую агрессивность и дух соперничества в наших детях. Мы готовим их к взрослой жизни, которая потребует серьезных усилий в плане их становления как независимых сильных личностей, которые и составляют основу нашего общества. Таких, как мы с вами.

Руугис степенно кивнул, показывая, что принимает слова собеседника не как комплимент, а как констатацию факта. Вааприс тем временем продолжал:

— Мы не боимся крови, мы можем дать отпор хищникам, нападавшим в прошлом на наши деревни, но сама мысль об убийстве разумного существа сегодня уже не может возникнуть в нашем сознании. Вся наша история состояла из бесконечной борьбы за выживание на негостеприимной планете с быстро изменяющимся климатом, в окружении огромных безжалостных хищников. В таких условиях и сформировалась наша главная жизненная установка, что только ящер может помочь ящеру выжить и победить в войне с враждебным окружающим миром.

Он замолчал, глядя на струи фонтана. В кабинет тихо вошла жена Руугиса. Исполняя обязанности хозяйки, она принесла поднос, на котором стоял кувшин с местным пивом, пара высоких конусовидных бокалов и разнообразные закуски. Мужчины поблагодарили ее, разлили пиво по бокалам. Женщина молча следила за ними и, только убедившись в том, что они довольны и им больше ничего не требуется, тихо вышла из комнаты. Когда утихло шлепанье ее ног по напольной воде, Вааприс заговорил снова:

— К сожалению, у людей психология совершенно иная. Условия на их планете оказались более благоприятными. Поскольку им не надо было постоянно сражаться с окружающим миром за выживание, они жили отдельными группировками на больших расстояниях друг от друга. Изолированное развитие привело к тому, что члены одной группировки стали считать настоящими людьми только самих себя. Остальные занимали в их мировоззрении более низкое место, где-то между людьми и животными. Оправдывая себя этим, люди отбирали у соседей лучшие земли и их имущество. Группировки конкурировали за лучшие места на планете, сталкивались в борьбе за ведущее положение. Как вы понимаете, уважаемый господин Руугис, мое объяснение земной истории слишком упрощенное и поверхностное. История Земли полна войн. Как вы правильно сказали, нам никогда не понять до конца ни причин этих войн, ни даже как и зачем они проходили. Но я усвоил самое главное — люди по своей природе индивидуалисты. И ради того, чтобы обеспечить себя, человек готов отнять это у другого человека, а если придется, то и убить. У людей отсутствует наше внутреннее непринятие насилия. Люди — убийцы по своей природе. По своему моральному уровню они стоят ближе к хищникам зуузу, которые в древности опустошали наши деревни и ели ящеров, когда кончалась их основная пища, чем к тем, кого я называю разумными существами.

Вааприс откашлялся, и тихим голосом произнес фразу, которая, похоже, оказалась неожиданной для него самого:

— Я боюсь, что, когда у людей кончится корм на Деметре, они тоже возьмутся за нас.

Он отпил из своего стакана. Ошеломленный Руугис молча ждал продолжения.

Наконец Вааприс продолжил:

— Не поймите меня буквально, вы видите, я на ходу пытаюсь сформулировать мысль, которая возникла как результат нашей беседы. Итак, давайте попробуем еще раз. Я хочу сказать вот что. Мы должны иметь в виду, что существа, которые уничтожают себе подобных ради собственных интересов, могут, не задумываясь, уничтожить целую расу инопланетян, если посчитают, что она препятствует достижению каких-то их целей. На сегодняшний день нас спасает всего два фактора: мы производим необходимую им ткану, и мы работаем на их руднике. Но, с другой стороны, существует серьезный конфликт фактории со Старым Городом. А возможно, этот конфликт распространяется значительно дальше, за пределы Деметры, в сферы, где делят владение целыми планетами и звездными системами. В чем суть происходящего, нам не известно. Но опасность заключается в том, что в любую минуту, при всем кажущемся нашем благополучии и процветании нас могут превратить в заложников этого конфликта. Одна или другая сторона может просто пожертвовать нами как разменной фигурой в этой странной, но увлекательной земной игре под названием «шахматы». И тогда нас постигнет катастрофа. Мы умеем и готовы сражаться с нашими старыми естественными врагами — климатом и хищниками. Но мы не устоим перед расой профессиональных лжецов и убийц.

Руугис внимательно посмотрел на друга:

— Вы хотите сказать, господин Вааприс, что на нашей планете появились новые хищники?

— Вы очень точно сформулировали мою мысль.

— И таким образом наши несчастные мальчики…

— Наши мальчики — лишь первые жертвы этих страшных хищников.

Собеседники умолкли. Вода, по-прежнему журча, перекатывалась через края фонтанчика и растекалась по полу. Облака на улице разошлись, выглянуло солнце. Его луч проник в комнату, странным образом преломился в цветном витраже окна, остановился у фонтана и окрасил воду в алый цвет.

— Итак, мы оба пришли к выводу, что земляне представляют серьезную угрозу для нас, — после недолгого молчания продолжил Вааприс. — Пришла пора принимать серьезные решения.

— Я согласен с вами, что продолжение нынешней ситуации невозможно. Но что вы предлагаете, разве мы в состоянии что-то изменить?

— Мы должны избавиться от присутствия людей на Деметре. Представьте себе, что Деметра станет независимой планетой и войдет равноправным членом в галактическое содружество.

— Да, это заманчиво, но все не так просто. Вся экономика, весь наш нынешний уклад жизни связаны с землянами, — возразил Руугис.

— Но почему мы должны мириться с нынешним подчиненным положением? — воскликнул его гость. — Мы не так уж и зависим от Земли. Ведь даже рудник, ради которого и построена земная колония, сегодня функционирует исключительно благодаря нам, ящерам.

— Я не думаю, что кланы пойдут на открытый конфликт.

— Попробуем обойтись без конфликта. Есть официальные пути. А поддержку кланов можно обеспечить очень просто. К примеру, как отнесется господин Туулькс к званию полномочного посла Деметры на Земле? Думаю, что председатель нашей скромной общины с удовольствием примет подобное предложение. А таких должностей независимая планета может предоставить великое множество. Мы просто купим всех возможных противников высокими государственными постами. Если правильно изложить этот план на совете кланов, нас безоговорочно поддержат. Все тут же займутся дележом будущих престижных должностей!

Руугис некоторое время молчал, размышляя.

— Ваш план хорош, и он даже увлек меня на некоторое время. Но вы забыли самое главное. Секрет нашего процветания заключается не в руднике. Основу сегодняшнего благосостояния ящеров составляет ткана. Только на одних моих плантациях работает больше крестьян, чем рабочих на всем руднике. А с продажей готовой тканы связан едва ли не каждый второй ящер на Деметре. Это самый прибыльный бизнес из всех, которые нам когда-либо удавалось организовать. Если мы прогоним людей с Деметры, то разом лишимся всех покупателей, и наша цивилизация попросту рухнет. Мы вернемся обратно в пещеры.

Вааприс задумался.

— Скажите, Руугис, а разве, кроме Деметры, в Галактике нет других людей?

— Что вы хотите этим сказать?

— Почему мы должны ограничивать продажу тканы только Деметрой?

— Но ведь ткана нужна людям именно из-за того, что они находятся здесь.

— Так считалось раньше, да и вы сами, друг мой, знаете, что ткана отнюдь не лекарственный препарат. Если люди здесь покупают его в таких количествах, то неужели во всей Галактике не найдется желающих? Эта непонятная человеческая тяга к мгновенному счастью наверняка присуща и жителям других планет. Там их значительно больше, чем у нас, на Деметре.

Руугис некоторое время сидел не шевелясь. Затем он возбужденно повернулся к собеседнику:

— Вы даже сами не представляете, что вы сейчас сказали! Если мы выйдем с тканой на новые рынки, мы сможем увеличить ее производство. В Галактике миллиарды людей, а мы будем единственными производителями тканы. Мы не просто расширим дело, мы станем по-настоящему богаты!

Ящеры замолчали. В их возбужденном мозгу зрели планы будущего процветания, один смелее другого. Мысленно они расширяли плантации и, в конце концов, уже вся планета была занята выращиванием тканы. Огромные грузовые корабли со всех концов Галактики выстраивались в очередь у грузовых причалов. Торговые агенты осаждали бизнесменов все новыми и новыми заказами на сверхприбыльный продукт.

Друзья понимающе переглянулись. Им не терпелось приступить к действиям. Необходимо срочно расширить дело.

 

 

Глава 17

 

Я проснулся от тепла солнечных лучей на лице. Я приоткрыл глаза и увидел, как мимо меня прошел, чем-то очень довольный, кот. Меня прямо возмутила его донельзя счастливая рожа. И главное, в его глазах было написано, что, если представится случай, он себе урвет еще столько же. Ну, никакой меры!

Проследив его путь в обратную сторону, я увидел очаровательную белую кошечку. Она сидела, выгнув спинку и щурясь на солнце. Это существо было еще довольнее жизнью, чем рыжий разбойник, который только что прошел мимо меня. На ее мордочке сияла такая улыбка, что никакой Моне Лизе не сравниться. Проделав несложные умозаключения, я догадался о причинах радужного состояния духа этой парочки. И чего они такие сексуальные с утра, тканы, что ли, набрались, мелькнуло в голове. Мысль оказалась настолько дикой, что я рассмеялся и окончательно проснулся.

Я лежал на той же лужайке, на которой заснул вчера. Небольшая полянка, заросшая густой мягкой травой, была окружена со всех сторон высокими, почти в рост человека кустами. Со стороны нас не было видно. Вокруг нас никого не было, ночью тоже все было спокойно. Можно считать, что день начался удачно. Рядом со мной посапывал в своем спальнике Джейсон. Цвет лица у него был нормальный, дыхание ровное. Он даже слегка улыбался во сне. Пусть поспит еще немного, подумал я, это для него сейчас лучшее лекарство.

— Доброе утро, ваша мама пришла, молочка принесла! — раздалось из-за кустов. Знакомая с детства цитата относилась ко второй половине сказки, когда эту реплику произносила уже не коза, а серый волк. И, судя по голосу, это был очень матерый и очень серый волк. Слова сопровождались громким хохотом таких же голосов.

Я выглянул посмотреть, что происходит. По улице шла компания парней, одинаково одетых в кожаные куртки. На плечах у них висели сумки, на руках они носили перчатки из толстой кожи. Парни были похожи на тех, которые поджидали нас вчера. По крайней мере, они были из той же команды. Пока на этом поле не наблюдалось большого разнообразия игроков. Кожаные куртки против любителей тканы. Хотя нет. Чуть позже я убедился, что как раз любители были в той же команде.

Между тем парни приступили к делу. Они достали из сумок ярко-голубые плоды и стали раздавать их прохожим. Прохожие реагировали по-разному. Многие радостно протягивали руки за наркотиком. Наркотик им давали, но не всем и без особого энтузиазма. Законченные наркоманы, похоже, не интересовали парней. Их внимание было направлено на других, тех, кто шарахался от их голосов и старался незаметно скрыться. Ладони у таких прохожих были чистые, и именно они являлись целью утренней прогулки команды «молочников».

Я увидел, как в поле их зрения попал еще не подсевший на ткану мужчина. Он попытался тихо проскользнуть мимо, но его заметили. Увидев, что его заметили, мужчина попытался скрыться. Он быстро перешел на другую сторону и прибавил шаг. Парни что-то крикнули ему, видимо, потребовали остановиться. Вместо этого мужчина втянул голову в плечи и неуклюже бросился бежать. Парни переглянулись и с хохотом бросились за ним вслед. Поймать убегавшего мужчину, явно незнакомого со спортом и бегавшего последний раз лет тридцать тому назад, не составляло особого труда для молодых здоровых парней. Один из них первым догнал убегавшего и двинул его кулаком по затылку. Тот нырнул вперед и упал лицом на асфальт. Тут же подбежали остальные. Мужчину с шутками, густо уснащенными нецензурной бранью, подняли на ноги. Один из парней достал из сумки ткану и надрезал ее. Рукой в перчатке он сунул сочившийся ядом плод прохожему в ладонь и сжал ее. Мужчина извивался, пытался вырваться, кричал о помощи, но его крепко держали. Немногочисленные прохожие быстро проходили мимо, не останавливаясь и не оглядываясь. Собравшихся было зевак сдуло как ветром.

Постепенно крики мужчины перешли в невнятное бормотание. Потом он успокоился, заулыбался и стал признаваться в любви державшим его парням. Тогда мужчину, похлопав по спине, отпустили. Кто-то из компании отпустил вслед пару непристойностей. Все громко расхохотались, довольные своей проделкой.

После этого они разошлись поодиночке, вылавливая новые жертвы. Один направился в мою сторону.

. Я поднялся во весь рост, так, чтобы меня стало видно. Убедившись, что парень меня заметил, я повернулся к нему спиной и неторопливо пошел к выходу из парка.

— Эй, интеллигент, молочка не хочешь? — раздалось сзади.

Я втянул голову в плечи и, не оборачиваясь, ускорил шаг.

— Эй, я к тебе обращаюсь. А ну стой, скотина, кому говорят! — Серый волк за моей спиной перешел на бег. Я тоже рванул и выбежал из парка. Парень припустил за мной. Я бежал не слишком быстро, чтобы преследователь не потерял меня из виду. Тот тоже особенно не торопился, считая, что повторяется предыдущий сценарий, когда он так легко поймал пожилого мужчину.

В данном случае сюжет развивался иначе. Пробежав метров сто по улице, я свернул в первый попавшийся переулок. Помня вчерашнюю переделку, я не стал рисковать. Я прижался спиной к стене и стал ждать своего преследователя. Тот, увлеченный погоней, не стал звать подмогу, а так и сунулся в одиночку за мной в переулок. Как только его голова появилась из-за угла, я трахнул сверху по ней кулаком. Это был хороший удар. Простой и вместе с тем эффективный. Надо описать рукой вертикально полный круг снизу вверх, а потом снова вниз, и тогда кулак сам с огромной скоростью падает на голову противника. Не всегда есть время вот так, как теннисист при подаче, раскрутить руку, но когда это удается, то продолжения, как правило, уже не требуется. Парень по инерции пролетел еще около метра в глубь переулка и тихо рухнул на асфальт. Я наклонился над ним. Парень был без сознания, но внешних повреждений не наблюдалось. Жаль, череп я ему все же не проломил.

Я осторожно выглянул из-за угла. Больше кожаных курток вокруг не наблюдалось, можно спокойно разобраться с упавшим. Я быстро обшарил его карманы и достал оттуда бумажник с документами, магнитными карточками и, что самое важное в моем теперешнем положении, крупной суммой наличными. Документы мне потом пригодятся, это тоже удача. Но это потом, а сейчас главное — деньги.

Агентов готовят для разных ситуаций. Одна из дисциплин, которые нам преподают, называется «выживание в экстремальных условиях». У широкой публики бытует мнение, что эта наука относится только к путешественникам в пустынях, горах и прочих диких и негостеприимных, заброшенных уголках. Однако настоящий специалист по выживанию на вопрос, какая окружающая среда наиболее враждебна человеку, ответит, что наибольшую опасность представляют собой не вулканы и не снежная замерзшая тундра или непроходимое болото. Самой враждебной человеку средой является город. Именно в большом городе чужак может и замерзнуть насмерть, и умереть от голода и жажды. Не говоря уже о таких техногенных мероприятиях, как, например, переход дороги с летальным исходом или печально знаменитое падение кирпича на голову, чего в пустыне случиться никак не может. А самой трудной с точки зрения проблемы выживания является ситуация, подобная той, в которой оказались мы с Джейсоном — в незнакомом городе, без денег и документов. То, что я проделал с этим парнем, было самым первым и необходимым шагом к выживанию. Раздобыть деньги в чужом городе — это все равно, что развести костер на Севере или найти воду в пустыне.

Я подхватил бесчувственное тело под кожаные подмышки и оттащил подальше в глубину переулка. Там стояли в ряд несколько больших мусорных контейнеров. Забросить тело в один из них я не сумел, хотя мне этого очень хотелось. Парень явно заслуживал подобного обращения. Но не вышло. Тогда я просто спрятал его, засунув в небольшой просвет между баками. С улицы тело не увидят, и это самое главное. Пусть отдохнет пока.

Сунув бумажник в карман, я пошел обратно по направлению к парку. Мне удалось благополучно вернуться в свое укрытие. Кожаных парней в округе больше не наблюдалось, все было спокойно. Улица вернулась к обычным делам. Похоже, день действительно начался удачно. Я еще раз выглянул из кустов и убедился, что меня никто не ищет. Джейсон по-прежнему дрых в своем спальнике, и я не стал его будить. Пусть спит, подумал я, может, проснется уже нормальным. Ольга обещала, что пару дней он сможет продержаться без наркотика, а там посмотрим. Я не собирался застревать здесь на больший срок. Я поудобнее уселся на одеяле и достал бумажник. Денег оказалось вполне достаточно. Местных расценок я, конечно, не знал, но на поесть и одеться хватит. Итак, первый пункт программы выполнен, деньги, можно сказать, принесли мне на блюдечке.

Теперь следовало заняться документами. Я стал вытаскивать по очереди все, что было в бумажнике. Итак: кредитная карточка, еще одна кредитная карточка, водительские права, десяток карточек каких-то клубов, медицина, страховка. Ну, с этим все ясно, я еще не видел ни одного уважающего себя бумажника, в котором бы не обнаружился такой набор. Поехали дальше. Это что? Удостоверение сотрудника охранного отдела рудника, выдано компанией «Бейлз и сыновья». Интересно, очень интересно, господин Бейлз. Оказывается, охранники вашего рудника по утрам перед основной работой заходят сюда и раздают страждущим наркотики. Чтобы, не дай бог, у наркоманов не разболелась голова от утреннего абстинентного синдрома. И заодно приобщают к благородному занятию держания тканы еще не охваченных жителей Старого Города. Понимаю, это у них такая общественная нагрузка. Или это и есть их основная работа?

Я некоторое время размышлял над этим, затем продолжил исследование. Последним, что я извлек из бумажника, оказалось отпечатанное полицией объявление о розыске опасных преступников. То есть меня и Джейсона. В объявлении были наши фотографии. А еще в объявлении было предупреждение, что преступники агрессивны и очень опасны. На полицейском языке это означает, что разыскиваемых можно пристрелить на месте и занести в протокол «убиты при попытке оказать сопротивление при аресте».

Это не явилось для меня полной неожиданностью. Я ожидал чего-то в этом роде. Что ж, теперь я точно знаю, что нас разыскивает и полиция, и господин Бейлз. Причем ищут нас совсем не для того, чтобы извиниться и отвести домой. Парень, преследующий меня, был, видимо, недостаточно проинструктирован или просто не узнал меня — я очень удачно сразу же повернулся к нему спиной. В любом случае скоро он придет в себя, да и его приятели где-то поблизости. Так что дополнительный сон для Джейсона отменяется. Не слишком церемонясь, я растолкал своего партнера.

— Доброе утро, петушок уже пропел, вставай, наркоша!

— Чечилось? Какмнеуево! — кратко, но емко сформулировал свое мироощущение Джейсон.

— Давай, вставай на ноги, по дороге все объясню.

Я поднял слегка обалдевшего Джейсона и поставил на ноги. Мы подошли к фонтанчику с питьевой водой, как смогли привели себя в порядок. На улице я остановил проходящее такси и попросил отвести нас в какое-нибудь приличное место, где можно спокойно поесть и поговорить. И чтобы это место находилось не ближе трех кварталов отсюда. Шофер пожал плечами и попросил показать деньги. Увидев мою пачку, он расплылся в улыбке и предложил возить нас весь день. Я пообещал подумать, и счастливый шофер распахнул перед нами дверь, дождался, пока мы поудобнее устроимся на ободранных креслах. Только после этого он захлопнул за нами дверцу, обежал машину, запрыгнул на свое сиденье и рванул с места. Ехали молча. Джейсон попытался было завести разговор на свою любимую тему: где он и что случилось. Я быстро прервал его словами: «Протрезвеешь — узнаешь». Шофер понимающе хмыкнул.

Таксист не подвел и высадил нас возле приличного на вид ресторанчика с интригующим названием «Лучше, чем дома». Расплатившись, я вылез из такси и помог Джейсону, у которого наблюдалось некоторое нарушение координации. Таксист предложил подождать. Мне не понравилась его настойчивость, и я отказался, сказав, что отсюда мы уедем с приятелем на его машине. Огорченный таксист уехал, обдав нас на прощание клубом дыма.

Изнутри ресторанчик оказался небольшим и очень уютным. Мы уселись за дальний столик в глубине зала. Я огляделся. Внутри помещение было чистое, ухоженное. Столиков было немного, на всех были постелены чистые клетчатые скатерти и стояла небольшая вазочка с букетиком цветов. Глаз отдыхал после бардака снаружи. Кроме нас, в этот утренний час посетителей не было. К нам подошел хозяин. Я полистал меню и сделал заказ. Хозяин уважительно взглянул на меня:

— Джентльмены сильно проголодались.

— Это только мне, — скромно заметил я, чем окончательно покорил его сердце. — А моему приятелю двойной кофе, апельсиновый сок и какой-нибудь бублик. Больше он все равно не осилит.

Хозяин понимающе кивнул и заторопился на кухню. Я посмотрел на Джейсона. Тот, оказывается, уже воспользовался возможностью, предоставленной мягким ресторанным креслом, и опять заснул. Мне оставалось только посматривать в окно и ждать заказ. Вчера я был слишком занят, и мне так и не представилась возможность поесть. Только теперь я сообразил, насколько голоден.

Хозяин вернулся достаточно быстро, чтобы я не умер с голоду. Он, видимо, почувствовал мое состояние и спешил как мог. Передо мной появилась сковородка с шипящей яичницей и толстыми ломтями ветчины. Рядом лежала горка поджаренных тостов и куча другой снеди, которую обычно подают на завтрак. Утолив первый голод, что оказалось совсем не просто, я решил немного передохнуть и заняться Джейсоном.

Для начала я приготовил антипохмельный коктейль собственного изобретения. Я взял чашку кофе, вылил ее содержимое в бокал с апельсиновым соком и тщательно размешал полученную смесь. Немного подумав, я добавил туда еще пару кусочков льда. На вкус мой коктейль не слишком приятен. Но если напрячься и выпить смесь как лекарство, то она хорошо помогает по утрам. Это старое, проверенное временем средство. Я неоднократно успешно пользовался им в личных целях, так почему же не испытать его на Джейсоне? Хуже не будет. Апельсиновый сок избавит его от обезвоживания и снабдит витаминами. А крепкий кофе прочистит мозги. По крайней мере, я так думаю.

Я растолкал Джейсона. Ну и силен же он спать, оказывается. Почти насильно я влил в него заботливо приготовленный коктейль. Джейсон замычал и протестующе замотал головой. Тем не менее, я заставил его выпить весь стакан до дна. Джейсон замолчал, перестал рваться из моих рук и удивленно осмотрелся по сторонам. Я сунул ему в руки свежий рогалик — так хозяин интерпретировал мою просьбу насчет бублика — и велел погрызть, пока коктейль начнет действовать. А сам вновь набросился на еду с жадностью человека, последний раз сидевшего за столом ровно двадцать четыре часа назад.

Когда я наконец уничтожил заказ, которого хватило бы на нормальный завтрак для троих, и понял, что способен думать о других вещах, кроме еды, я обернулся к Джейсону. Тот сидел, с недоумением и испугом рассматривая свои обожженные ладони. Не переставая жевать, я описал ему наши вчерашние приключения. Оказалось, что кое-что он помнит, но что было действительно его воспоминаниями, а что он принял за них, услышав от меня, определить было сложно. Да и неважно.

В конце рассказа я достал из кармана объявление о розыске. Джейсон внимательно изучил объявление и побледнел. Похоже, он не чувствовал себя так плохо даже вчера, после тканы.

— Ну что ж ты так, — полусочувственно-полунасмешливо сказал я. — Ты искал приключений, вот и получай.

— А ты не издевайся. Тебе легче, ты же у нас суперагент. Вон, тебя даже ткана не берет... Слушай, — вдруг загорелся он. — А может, в тебя заодно с аптечкой и рацию зашили? Вызовем твоих на помощь, и всех делов, пусть нас вытаскивают.

— Ну что ты, дружище, я же не киборг какой-нибудь! Во мне только аптечка: несколько мягких маленьких ампул и крохотный анализатор. Кстати, это считается средством экстренной защиты. Там всего одна-единственная доза. Я сейчас так же беззащитен, как ты.

— И что же нам теперь делать? Мы же теперь преступники, вне закона!

— Ну, во-первых, нечего об этом кричать. — Я покосился на хозяина. Тот стоял за стойкой и невозмутимо протирал стакан. На мой взгляд он не отреагировал, целиком поглощенный удалением какого-то пятнышка на стекле.

Я добавил в голос по возможности больше оптимизма:

— Так вот, слушай. Мне все равно необходимо было попасть сюда. Сейчас нам досталась уникальная возможность разобраться со всем изнутри. Удрать мы отсюда всегда успеем. У меня, между прочим, задание, и я еще его не завершил.

Я достал сигареты и закурил.

— Смотри на жизнь оптимистично. Деньги у нас есть, здешняя полиция ни к черту не годится. Ночевать можно прямо на улице. Климат и местные обычаи это только приветствуют. Шрамы от тканы на ладонях у нас уже есть, а это своего рода пропуск в местное высшее общество. Да мы сможем скрываться здесь сколько угодно!

— А ткану ты мне будешь покупать, или мне придется стоять в очереди за бесплатной в храме?

Джейсон был прав, это была действительно серьезная проблема. Ольга предупредила, что ткана дает мгновенное привыкание после первого же приема. Если срочно не предпринять какие-нибудь меры, то у моего приятеля впереди карьера профессионального наркомана со всеми вытекающими последствиями.

Вслух же я сказал другое:

— Ничего страшного. Ольга ведь дала тебе лекарство. Она сказала, что несколько дней ты сможешь обойтись без наркотика, а больше мне и не нужно. Кроме того, у меня в запасе есть лечебный коктейль собственного изобретения. Вон, как он тебя на ноги поставил, за пять минут!

И без того бледный Джейсон позеленел.

— Ты имеешь в виду ту гадость, которой ты меня только что напоил? — угрожающе спросил он.

— Ну, вкус у него, конечно, не ах, но ведь действует.

Несколько секунд Джейсон внимательно смотрел на меня, прикидывая, сумеет ли надавать мне по морде. Затем понял, что нет, не сможет. Тогда он глубоко вздохнул и сообщил:

— Тогда лучше ткана.

Мне стало неудобно. Джейсон это понял. Он удовлетворенно вздохнул и переключился на другую тему:

— Ладно, черт с ним. На Земле меня в любом случае вылечат. А что ты собираешься делать теперь?

Я наконец вспомнил про записку, которую Ольга сунула мне перед уходом. Я достал бумажку и развернул ее. На клочке бумаги было написано только название улицы и номер дома. Ни телефона, ни имен — ничего, только адрес, который, разумеется, мне ничего не говорил.

 

Глава 18

 

Я махнул хозяину, попросил счет и вызвать такси. К тому времени, когда машина просигналила с улицы, Джейсона уже опять развезло. Пришлось хватать его под мышки, и таким образом мы то ли вышли, то ли вывалились из ресторана. Такси стояло прямо перед входом, с открытой дверью. Привычный к подобной церемонии выхода клиентов, таксист не высказал удивления, а только поинтересовался, куда ехать. Я назвал адрес. По словам таксиста выходило, что это в другом конце Города, и он запросил крупную сумму. Я, не колеблясь предложил половину. Таксист, явно довольный удачной сделкой, тут же согласился, и мы поехали. В дороге Джейсона совсем развезло, и когда мы приехали, он был уже совсем никакой.

Ехали мы и в самом деле долго. Центральные кварталы Города, где шла бесконечная пьяная тусовка, остались позади. Мы снова проехали через покинутые районы, подобные тому, где нас высадил пройдоха Ривкин. Затем картина изменилась. Улицы стали чистыми, появилась зелень в палисадниках перед домами, а в окнах домов — стекла. Сами дома стояли целые, обжитые, всем своим видом показывая, что их владельцы предпочитают домашний уют шатанию по улицам.

Мы остановились неподалеку от большого трехэтажного особняка. Водитель, получив деньги, тут же исчез. Мы остались одни. Я оставил Джейсона на тротуаре, а сам подошел поближе и огляделся. Над дверью особняка висела табличка «Комитет Общественного Спасения». Возле двери стояла вооруженная охрана: двое здоровенных парней с бластерами в кобурах, рациями на поясе и круглыми красными мордами вместо лиц. Мне кажется, что такие физиономии охранникам выдают вместе с оружием и телефонами; уходя с работы, они их оставляют в шкафчике, как униформу и все остальное оборудование.

— Эй вы, наркоши, а ну проваливайте отсюда! — тепло приветствовал нас один из охранников. Второй молча смотрел в нашу сторону. Он был поглощен процессом пережевывания какой-то субстанции и периодическим сплевыванием ее излишков, интенсивно образующихся при жевании. Левой рукой он опирался о стену, а правая привычно поглаживала кобуру.

— Ну, не надо так сердиться. — Я продолжал идти по направлению к охраннику. — Мы законопослушные граждане, у нас есть дело в вашем Комитете.

Я подошел почти вплотную к охраннику и остановился, заложив руки за спину и раскачиваясь на пятках. Охранник побагровел, что, учитывая первоначальный красный цвет лица, произвело на меня неизгладимое впечатление. Он процедил сквозь зубы:

— Здесь ткану не раздают. Иди купи в лавке у гребешков, а если совсем нищий, то в конце улицы есть храм. В общем, вали отсюда, пока я добрый.

Я предпринял последнюю попытку:

— Слушай, давай договоримся по-хорошему. Мне нужно увидеть человека по имени Элвис. Я знаю, что он здесь. Если не хочешь меня пустить внутрь, вызови его сюда. О`кей?

— Будет тебе сейчас Элвис, будет тебе кофе с какавой! — Охранник, видимо, никогда не участвовал в литературных диспутах в средней школе. Не вдаваясь в подробности о сортах обещанных напитков, он достал бластер и направил на меня. Прямо в голову, между прочим, что меня всегда особенно обижает. Ну не люблю я этого!

— На, посмотри на мои руки, видишь, я не наркоман!

Я протянул свои обожженные ладони прямо к лицу охранника. Прежде чем тот успел сообразить, что это как раз и есть самые настоящие наркоманские ладони, я резко соединил их у него на шее. Охранник, хрюкнув, осел. Мое тело наклонилось вперед, помогая левой ноге отойти назад, подняться и попасть точно в челюсть жующего. Второй охранник закатил глаза и улегся рядом с приятелем. Кусок недожеванной субстанции неаппетитно свисал из приоткрытого рта.

Однако, кроме справедливого удовлетворения за «вали отсюда», я ничего не добился. Охраняемая дверь оказалась армированной железом снаружи и запертой изнутри. К тому же, за моим разговором с охранниками кто-то наблюдал из-за двери, через камеру.

— Ну, ты и крут! Чего развыпендривался? Хочешь, чтобы тебе башку свернули? Это я мигом устрою, — раздался слегка искаженный голос из динамика. — Отвечай быстро, кто такой и чего надо?

Я решил открыть карты, пока меня и в самом деле не пристрелили.

- Андрей Карачаев, сотрудник Организации Объединенных Планет. Прилетел с Земли. К сожалению у меня украли документы.

- Все вы здесь сотрудники ООП, а потом выясняется, что просто нет денег на выпивку. Говоришь, документов нет? А чем докажешь, что с Земли?

Я начал заводиться по-настоящему. Начальник охраны, каковым, судя по всему, был этот тип за дверью, должен знать, что с представителем ООП так разговаривать нельзя. А если нет, то мне надо действовать по-другому.

- Чем докажу, говоришь? Дайте мне войти, я свяжусь с головной организацией на Земле, и там подтвердят мою личность.

- Ага, как же. Зайдешь, стыришь что-нибудь, а потом удерешь и поминай, как звали. Придумай другой способ.

- Ладно. Тогда открой дверку и выходи сюда. Мы с тобой поговорим, а потом ты приляжешь отдохнуть рядом со своими друзьями. Видишь, им без тебя скучно.

— Та-ак, — протянул голос за дверью, — значит мы та-ак!

Я толкнул Джейсона, и он упал на землю, а сам рванул в другую сторону и прижался к стене. В этот момент из отверстия над дверью выдвинулось дуло. Из него вырвался луч и с шипением прочертил дугу на асфальте возле двери, примерно в том месте, где я стоял за секунду до этого. Асфальт расплавился, образовав несколько аккуратных, идеально круглых лужиц. Через секунду эти лужицы снова застыли и превратились в круглые темные нашлепки. По соседству с ними я увидел еще с десяток подобных отметин. Тот, кто сидел внутри, уже имел возможность пристреляться.

— Эй, придурок, — крикнул я в сторону камеры. — Хочешь повеселиться? Я тоже так умею!

Я нагнулся и подобрал бластер одного из лежавших охранников. Затем я выстрелил в дверь, которая, похоже, была рассчитана на прямое попадание пушечного снаряда и поэтому не особенно пострадала. Одновременно с этим я поменял позицию и лег, прикрывшись тушей охранника. Сделал я это вовремя, потому что через пару секунд надо мной прошуршал еще один луч, не задевший ни меня, ни тушу. Обозлившись, я прицелился и выстрелил в глазок камеры. Сидевший за дверью лишился обзора и возможности стрелять прицельно. Он все же предпринял еще одну попытку и стал палить приблизительно в мою сторону. Боезапас он не жалел, и вокруг меня разразилась настоящая гроза. Из-за выстрелов воздух вокруг меня ионизировался настолько, что стало слышно потрескивание разрядов. По металлическим частям бластера в моей руке пробегали маленькие молнии. Я почувствовал, как на моей макушке поднялись волосы. К счастью, все разряды пока проходили мимо. Стрелявший компенсировал неточность стрельбы удивительно выразительными и емкими ругательствами. Я даже заслушался, так у него это затейливо получалось.

Однако пора было с этим кончать. Я не мог бесконечно долго лежать здесь под аккомпанемент разрядов бластера и ругань охранника. Я выстрелил несколько раз в направлении двери, чтобы там не расслаблялись, а сам быстро перекатился к Джейсону. Он лежал на асфальте, удачно спрятавшись за высокий бордюр тротуара.

— Ты как, в порядке? — первым делом спросил я.

— У меня проблема, — страдальческим шепотом ответил он.

— Черт, тебя задело?

— Нет, я повредил колено, когда падал.

— Идти сможешь?

— Да, конечно, но там большая ссадина, есть даже немного крови, — совершенно серьезно пожаловался мне боевой товарищ.

Ну что ты будешь делать с этими штатскими! Не будь он в таком состоянии после тканы, я бы, ей-богу, влепил ему оплеуху за такие шутки.

— Ну вот что. Залеживаться здесь не будем. Мы с тобой не моржи, чтобы устраивать лежбище. Сейчас я еще пару раз шарахну по двери, а потом мы с тобой резко перемещаемся за угол. Вон туда, — для верности я ткнул пальцем в нужном направлении. — Позади здания есть двор, попробуем проникнуть с той стороны.

Я подождал несколько секунд, чтобы информация дошла до Джейсона, потом скомандовал:

— Готовься на счет «три». Раз, два…

Неожиданно Джейсон схватил меня за руку с бластером и прижал ее к земле, не дав выстрелить.

— Подожди палить, у меня есть другой план.

— У тебя? План? И что ты предлагаешь? — не очень надеясь на партнера, спросил я. — Времени для дискуссий у нас нет. Сейчас эти двое придут в себя, а из-за двери выскочит подкрепление. Надо прятаться.

— Не надо, — уверенно сказал Джейсон. Я внимательно посмотрел на него и увидел, что парень-то, оказывается, уже полностью пришел в себя. Всего несколько минут полежал под перекрестным огнем, и все, никаких следов наркотического опьянения не осталось и в помине. Щеки розовые, глаза блестят, волосы на голове стоят торчком. Прекрасная терапия, эти перестрелки.

— Никуда не надо бежать, — продолжал между тем Джейсон. — Пригнись и отдохни, теперь моя очередь.

Не поднимая головы из-за прикрытия, Джейсон заорал в сторону здания:

— Прекратите стрельбу. Мне надо поговорить с начальником охраны!

В ответ раздалась очередная серия выстрелов и матерщины.

Джейсон дождался, когда вокруг установится относительная тишина, и заорал снова:

— Начальник охраны! Немедленно передайте господину Ясутаке, что здесь находится Мелвин Джейсон, владелец компании «Чайна райс интерплэнет».

Джейсона услышали. Стрельба и ругань стихли. Наступила напряженная пауза. Я недоуменно уставился на приятеля, но тот лишь махнул рукой — потом все объясню. А вслух он снова закричал:

— Начальник охраны! Я Мелвин Джейсон с Земли. Мне необходимо срочно увидеть председателя Комитета Ясутаке. Передайте ему мое имя. Он хорошо знает меня и мою компанию. И не забудьте добавить, что чуть не застрелили меня. Ваш шеф будет очень недоволен.

Пауза за дверью продолжалась несколько минут. Затем динамик заговорил:

— Ладно, сейчас доложим. Стрелять больше не будем, но и вы обещайте то же самое.

Я хотел подробно рассказать этим подонкам, что именно я обещаю сделать с ними, но под выразительным взглядом Джейсона взял себя в руки и передумал.

— О`кей, — заорал я в ответ. — Перемирие. Можешь выйти и забрать своих орлов.

Внутри что-то происходило. Из динамика доносились отдельные неразборчивые фразы, кто-то опять матерился, но уже не так изысканно. По-видимому, там шло интенсивное совещание. Наконец тяжелая бронированная дверь на мгновение приоткрылась. Оттуда высунулась голова и тут же спряталась обратно, захлопнув за собой дверь. Я на всякий случай тут же перекатился в другое место и уволок за собой Джейсона. Если это был трюк, чтобы засечь наше месторасположение, то ничего у них не вышло. Однако стрельба не возобновилась. Вместо этого из двери выскочили двое охранников в такой же форме, как и у лежавших в отключке перед зданием. Динамик ожил:

— Не стреляйте! Мы только заберем своих.

— Ясутаке доложили наконец? — закричал я в ответ.

— Да-да, — ответил динамик. — Сейчас там все выясняют. Подождите еще пару минут.

Тем временем парни подхватили под мышки тела своих сотрудников, быстро уволокли их обратно в здание, и дверь захлопнулась. Внутри здания кто-то наконец догадался выключить микрофон, и наступила тишина.

Я огляделся. Вокруг все было спокойно. Тогда я повернулся к Джейсону и собрался потребовать от него подробных объяснений. Но тут динамик снова ожил:

— Господа! Я приношу вам свои извинения. Произошла трагическая ошибка. Пожалуйста, пройдите внутрь, вас ждут.

Мы переглянулись и осторожно приподнялись из-за укрытия. Выстрелов не последовало, наоборот, динамик по-прежнему продолжал извиняться и приглашать нас внутрь. Мы встали во весь рост, подошли к двери и постучали. Открывайте, мол, раз уж звали. Дверь и в самом деле тут же открылась. За ней оказался стоявший навытяжку начальник охраны. Круглой морды ему, как находящемуся внутри здания, не полагалось. Выглядел он очень растерянным.

— Проходите, пожалуйста, господин Джейсон, проходите, и вы проходите, пожалуйста, вот сюда, осторожно, здесь ступенька, — суетился он и даже поддержал меня под руку. Кто бы подумал, что пять минут назад он старательно пытался меня укокошить.

Суетясь вокруг нас, охранник все же опасливо косился на мой бластер, который я держал в руке. Этот бластер я отобрал у охранника снаружи, и начальник охраны явно мечтал вернуть оружие обратно. Переживет как-нибудь. Я перехватил его взгляд, спрятал бластер в карман и сказал:

— Я, пожалуй, попридержу это у себя. Не бойся, неприятностей у тебя не будет.

Тот промолчал и лишь вздохнул. Ему только что как следует досталось от собственного начальства. Джейсона, похоже, здесь действительно знали и сильно уважали.

Из глубины коридора выплыла симпатичная, длинноногая, но слишком худая на мой вкус девица и пригласила нас пройти в холл. Там нас усадили в кресла, дали кофе и попросили подождать пару минут. Что ж, хозяев можно понять. Я бы на их месте тоже сначала подумал, как себя вести. Когда мы остались одни, я обернулся к Джейсону и спросил:

— А теперь быстро колись. Ты что, знаком с председателем Комитета?

— Только заочно. По бизнесу.

— А почему ты раньше молчал? Ты что, любишь смотреть боевики по визору? Почему ты не представился сразу, а смотрел, как я изображаю Джеймса Бонда? Ждал, пока меня поджарят? К этому и шло.

— А что ты от меня хочешь? — возмутился Джейсон. — Мне вчера, между прочим, всучили двойную дозу тканы. Я до сих пор с трудом ориентируюсь. Я вижу и помню все какими-то размытыми кусками. Сначала мы куда-то шли, потом с кем-то дрались, потом я упал, а ты начал стрелять. Как только я сообразил, где мы и что происходит, я тут же вмешался. Кстати, вовремя. Тебя же не поджарили, зря возникаешь.

— Ну, когда поджарят, будет поздно. Ладно, проехали. Лучше скажи мне, что это за Комитет такой.

— У них статус общественной организации. Сотрудничают с миссией ООП. Они занимаются распределением гуманитарной помощи, отправляемой ООП на Деметру. Ну и, конечно, какая-то общественная деятельность. Это я уже не знаю. Я сталкивался с ними именно по части гуманитарной помощи.

— А какое отношение ты имеешь к поставкам гуманитарной помощи?

Джейсон неопределенно пожал плечами:

— Тебе прямо сейчас рассказать? У нас что, других дел не осталось?

— Не хами. Уж больно неожиданно ты все это затеял. Я хотел по старинке пробраться сюда через черный ход…

— Ага, перебить половину охраны, а оставшихся взять в заложники, — тем же тоном невозмутимо продолжил Джейсон.

— Ну, чем кончится наш официальный визит, тоже неизвестно. Ты хоть что-то знаешь об этом Ясутаке?

— Только то, что уже сказал. Он работает в контакте с миссией ООП.

— Значит, сейчас он разговаривает по телефону с Ривкиным, и они решают, как нас лучше ухлопать. Возможно, Ривкин еще вчера предупредил его, что ищет нас. А тут мы сами явились, нате вам пожалуйста, берите нас тепленькими.

Джейсон впервые забеспокоился по-настоящему:

— Ты это серьезно?

— Вообще-то нет. Считай, что я неудачно пошутил, — объяснил я. — Просто привык разговаривать с самим собой, а вот объяснять оперативную обстановку другим не очень-то умею. Выкрутимся, куда ж мы денемся. Но сначала надо хотя бы познакомиться с этим господином председателем. Посмотрим, что это за птица.

Я подался вперед и тихо сказал:

— Единственное, о чем я тебя попрошу, вернее, даже потребую, это больше никогда не проявлять инициативу, не посоветовавшись со мной. Договорились?

Джейсон кивнул. Наступила пауза. Ожидание затягивалось. Мы прикончили кофе, и я снова обратился к Джейсону:

— Помнится, на корабле ты рассказал мне, что раскрутил рекламщиков на крупную сумму. При чем же здесь Ясутаке?

— Рекламщики — это пройденный этап. Я открою тебе страшную тайну. Рис! — произнес Джейсон заговорческим шепотом.

— Рис — что?

— Ничего. Просто рис. Слушай. Получив состояние, я вместе с ним получил доступ в очень интересные круги. Они себя не рекламируют и держатся особняком. Мне отчасти повезло. Я присматривался, куда мне деться с полученными бабками. А там в цепочке порвалось какое-то звено, и срочно понадобился человек, способный сразу вложить кругленькую сумму. Я случайно оказался под рукой и влез в это дело. Ты же наверняка знаешь отдел ООП, занимающийся поставками гуманитарной помощи?

Я молча кивнул головой.

— Вот это и есть мое золотое дно, — продолжил Джейсон. — Я поставляю им рис. Просто рис. Но по цене в пять раз выше рыночной. При этом объемы закупок у них просто неимоверные, иногда в планетарных масштабах. Вот и все. Потом мы проводим кое-какие перерасчеты, я не все себе забираю, я не жадный. Но, заметь, все абсолютно законно. У них есть деньги для закупки продовольствия, и они их тратят по собственному усмотрению. К тому же все, что проходит по статье «благотворительность», не облагается налогом. Этот несчастный рис до меня проходит через несколько перекупщиков. А что с ним происходит после отправления, даже я не знаю. Похоже, что в конечном итоге он становится дороже урана.

Я кивнул:

— Тогда понятно. Если ты пробился к этой кормушке, тогда все понятно. Мы несколько раз пытались зацепить эту теплую компанию, но все бесполезно. Только копни, как поднимается шум, мол, отнимают последнюю надежду у голодающих, экономят на жертвах стихийных бедствий.

— Ладно, ладно, не стыди меня. Не я это придумал, не мне это менять. Пока существует халява под названием гуманитарная помощь, вокруг нее будут сколачивать состояния.

Мне вспомнилось знаменитое изречение моего шефа: «Когда я слышу слово благотворительность, моя рука тянется к пистолету». Макар Иванович всегда формулирует свои мысли предельно четко.

Я покрутил в руке пустую чашку из-под кофе.

— Этот кофе тоже ты поставлял, или у тебя узкая специализация по рису?

— Кофе тоже мой, — подтвердил Джейсон. — Деметра заказывает очень разнообразные продукты. Местные голодающие, видишь ли, большие гурманы.

— Вот как. Ну и последний вопрос. Почему ты мне не сказал сразу, что ты ведешь бизнес с Деметрой?

Джейсон пожал плечами:

— А ты не спрашивал. Бизнес, знаешь ли, вещь серьезная. Всех партнеров не упомнишь. И вообще, бизнес есть бизнес.

Я собрался пошутить на тему, что когда в него стали палить из бластеров, то он сразу же все вспомнил. Но, приглядевшись, я понял, что на тему бизнеса Джейсон шутить не расположен. Я видел, как он произносил последнюю фразу. Таким тоном глубоко верующий человек цитирует заветы из священной книги своей религии. Шутить с ним на подобную тему все равно, что высказывать свое мнение религиозному фанатику. Во-первых, просто не поймет, а во-вторых, смертельно обидится. Я промолчал.

Джейсон, видя, что я не склонен больше терзать его вопросами, решил проявить инициативу сам:

— А что же мы теперь будем делать?

— Ничего особенного. Ты просто представь меня Ясутаке, остальное я беру на себя.

В конце концов затянувшееся ожидание кончилось. Тяжелая, обитая чем-то дорогим и звукопоглощающим дверь открылась, и тощая секретарша пригласила нас войти. Пропустив нас внутрь, она тихонько вышла. По дороге тем не менее она успела прижаться ко мне бедром. Я никак не отреагировал, и обиженная девица захлопнула за собой дверь чуть громче, чем полагается в таких случаях.

Я прошел внутрь и осмотрелся. Мы оказались в большом, красиво убранном кабинете. На стенах висели картины с пейзажами Японии. С моего места было трудно определить точно, но, похоже, это была настоящая старинная японская живопись. Вдоль стен стояло несколько этажерок, явно ровесницы картин. На этажерках стояли небольшие фигурки из полудрагоценных камней и дерева, про которые я мог сказать только, что это очень дорогой антиквариат. Напротив нас находилось огромное, почти во всю стену окно. Оно выходило во внутренний двор особняка. Там был разбит чудесный большой парк. Безукоризненно подстриженный газон со всех сторон был окружен вечнозеленым кустарником, а многим деревьям шла уже вторая сотня лет.

Центральную часть комнаты занимал вполне современный стол, за которым спиной к окну сидел невысокий мужчина, одетый модно и дорого. Увидев нас, он встал из-за стола нам навстречу и усадил нас в широкие удобные кресла. Только после этого он вернулся на свое место во главе стола. «А ведь я вас знаю, господин председатель, — подумал я. — Мы вас видели по телевизору, с Гарри Найтом. Вы тогда хорошо смотрелись. И говорили тоже красиво. Посмотрим, что скажете сейчас».

— Господа, я счастлив принимать вас в своем кабинете. Позвольте выразить вам мое сожаление по поводу действий охраны. Видите ли, последнее время у нас неспокойно, и охранникам было приказано усилить бдительность. Но, уверяю вас, что если бы вы сразу представились, то таких неприятностей не произошло бы.

Мы кивнули головами, мол, понимаем, как же, видели, что на улицах творится.

— А теперь позвольте представиться. Моя фамилия Ясутаке, я председатель Комитета Общественного Спасения. Это самая крупная общественная организация в Старом Городе и, соответственно, на всей Деметре. С господином Джейсоном мы знакомы, хотя и заочно, а вот с вами пока не имел чести. Господин Джейсон, вы не соблаговолите представить мне своего друга?

Господин Джейсон соблаговолил. Он вальяжно раскинулся в кресле и вкратце рассказал о том, какую важную фигуру представляет собой его друг, сотрудник Организации Объединенных Планет, санитарный инспектор господин Карачаев. Я чуть не рассмеялся про себя. Джейсон обходился с Ясутаке, как с официантом. Я всерьез ожидал, что он сейчас потребует, чтобы хозяин принес ему «вообще закусочку».

Ясутаке расплылся в улыбке:

— Господин Карачаев, я правильно произношу вашу фамилию? Рад видеть вас здесь, в нашем Комитете.

Хозяин кабинета собрался было протянуть мне руку для пожатия и даже начал приподниматься с кресла, но в какой-то момент заметил мои обожженные ладони и притормозил. Он сделал поднятой рукой неопределенный жест, неловко поерзал в кресле, как бы устраиваясь поудобнее, и с изменившимся лицом повторил:

— Очень, очень рад.

Я сделал вид, что не заметил этого, и молча кивнул в ответ.

— Итак, господа, чем я могу быть вам полезен? Ваш визит застал меня несколько врасплох, но, как говорится, чем можем, — завершил вступительную часть Ясутаке.

Ясутаке по-прежнему обращался в первую очередь к Джейсону. Если кто и внушал ему хотя бы некоторое доверие, то это был его партнер по сделкам с гуманитарным грузом. Однако ответил ему все же я. Объяснив, что господин Джейсон неважно себя чувствует, я выдал отлично отредактированную версию наших приключений. В этой истории невинная овечка, господин санитарный инспектор Андрей Карачаев, и его ближайший друг стали жертвой случайного и бессмысленного нападения неизвестных. И теперь они остро нуждаются в приюте и помощи. О том, что нас разыскивает полиция, я, разумеется, умолчал.

— Если вы хотите, то мы сейчас же свяжемся с факторией, они пришлют транспорт и заберут вас, — тут же предложил наш заботливый хозяин.

— Пожалуй, не стоит их огорчать. У нас еще остались незаконченные дела в Городе, поэтому нам нужно просто отдохнуть и привести себя в порядок, — ответил я.

— Как пожелаете. Мы окажем вам любую посильную помощь.

Он снял трубку и тихо о чем-то распорядился. Затем снова обернулся к нам:

— Считайте, что вы у меня в гостях. И на правах хозяина я предлагаю вам следующую программу. Сейчас вас проводят наверх. Там вы сможете принять ванну, переодеться и отдохнуть. А, скажем, через... — он покосился на часы, — через два часа мы встретимся и вместе пообедаем. А вечером я приглашаю вас в театр. Сегодня идет прекрасный спектакль, я велю, чтобы не занимали мою ложу.

Честно говоря, театр — это было последнее, что я ожидал увидеть в Старом Городе. С другой стороны, люди живут здесь всю свою жизнь. Почему бы и не завести свой театр?

Мы поблагодарили хозяина кабинета и пошли к выходу. За дверью нас уже ждал порученец, удивительно похожий на Ривкина из фактории, только моложе. Наверное, у них тоже есть своя униформа, как и у охранников. Порученец сопровождал нас в приготовленные для нас комнаты.

В длинном коридоре третьего этажа оказался целый ряд одинаковых дверей. Перед одной из них мы остановились. Порученец открыл ее и предложил Джейсону войти внутрь. Тот машинально зашел. Я собрался последовать за ним, но порученец преградил мне дорогу:

— Господин Карачаев, для вас приготовлена соседняя комната.

Я ненавязчиво отодвинул плечом порученца и прошел за Джейсоном:

— Я тоже остановлюсь в этой комнате.

— Но вам будет неудобно здесь вдвоем, — попытался возражать порученец, явно не ожидавший такого поворота событий.

— Еще как удобно, поверьте мне. Мы с Джейсоном неразлучные друзья. Он будет скучать без меня.

С этими словами я развернул порученца и выставил его из комнаты. Порученец понял, что меня не удастся переубедить, и послушно вышел. Я закрыл за ним дверь и прошел внутрь.

Комната была похожа на миллионы других подобных комнат в отелях средней руки. Отличие было в том, что она предназначалась именно для человека в моем положении, то есть без какого-либо багажа. В шкафу обнаружился полный гардероб делового человека. К моему несчастью, комната действительно предназначалась для одного Джейсона. Вещи были приготовлены на него. Мне не подойдет ничего. А мой друг уже вовсю суетился, выбирал себе новую одежду взамен безнадежно испорченной старой. Потом, напевая что-то себе под нос, он отправился в ванную.

Я остался в комнате один. В дверь кто-то постучал. Я открыл и увидел хорошенькую горничную. В руках девушка держала аккуратно свернутый костюм, рубашку и галстук. Сверху все это украшалось комплектом свежего нижнего белья и зубной щеткой. Глупо хихикая, горничная прошла в комнату и положила вещи на кровать. Затем, стараясь не смотреть на меня, она быстро вышла.

Дверь закрылась. В наступившей тишине раздался щелчок, и дверной замок самостоятельно закрылся на два оборота. На всякий случай я все же подошел к двери и попробовал ее открыть. Бесполезно. Я вернулся в комнату и подошел к коммуникационному центру. Так и есть, связь работает только в одну сторону: мне позвонить могут, а я — нет.

Я сел в кресло, достал сигареты и закурил. Итак, нас снабдили всем необходимым и заперли. Стороны берут тайм-аут для принятия решения о дальнейших действиях. Меня это вполне устраивало. Я дождался, когда чистый и выбритый Джейсон вышел из ванной, и подробно проинструктировал его. Мой партнер согласился со мной по всем пунктам. Мы были готовы к следующему раунду.

Закончив военный совет, я решил воспользоваться вынужденной передышкой и тоже привести себя в порядок. В ванной комнате меня ждал набор бритвенных и туалетных принадлежностей. Я наполнил ванну водой, взбил пену и, блаженствуя, вытянулся в теплой воде.

 

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9]

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор