короткие рассказы: Аккуратно и единообразно

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Программист для преисподней
читать:
[1] [2] [3] [4] [5]
Санитарный инспектор
читать:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
Кодекс джиннов
читать:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
Спасите Великое кольцо
Воскресный сын

читать онлайн

Фантастика
Юмористическая фантастика
"Сумерки, XXII век"
Проза
"Made in USSR"
"Made in Israel"
Сатира и юмор
Рассказы с
иллюстрациями
Публицистика
Интервью
Библиография
Напишите мне:
evgeny@yakubovich.com

 

Проза. Короткие рассказы

оглавление:

Аккуратно и единообразно

Когда я учился на последнем курсе университета, в нашей компании был популярен один армейский анекдот. Заканчивался он словами "в армии все должно быть аккуратно и единообразно". Эта фраза быстро стала крылатой, неизменно вызывала хохот и скрашивала дни занятий на военной кафедре.

Прошло время, учебный год закончился и нас отправили на военные сборы. Нам предстояло провести три месяца в статусе курсантов чтобы затем, получив звание лейтенантов запаса, продолжить спокойную и желанную гражданскую жизнь.

Сборы проходили в глухой среднеазиатской степи на военном полигоне. Разместили нас в палаточном городке. К нашему приезду все уже было готово. Палатки стояли двумя ровными рядами лицом друг к другу. Расстояние между палатками было абсолютно одинаковое, стояли они на идеально прямых и параллельных линиях. Цвет, форма и высота палаток, откинутые пологи входов, веревки и даже колышки - все, абсолютно все было идеально, безукоризненно одинаковым.

Кто-то по привычке произнес:

– Аккуратно и единообразно!

Однако впервые за все время эта фраза не вызвала у нас приступа бурного веселья. Вместо этого к сердцу подступила тоска, смешанная с нехорошими предчувствиями.

Первая неделя, как положено, прошла в полном тумане. Нас готовили к присяге и прогнали через весь курс молодого бойца. Утром мы вставали с надеждой, что когда-нибудь и этот день закончится и можно будет снова упасть на нары. Ни о чем другом, кроме сна мы не думали.

Наконец мы приняли присягу и получили статус курсантов, будущих офицеров. Жизнь приобрела более привлекательный оттенок. Появилось время для того, чтобы как следует обжиться на новом месте. И тут выяснилось, что у всего лагеря есть одна общая серьезная проблема.

Тут мне придется подробно описать процедуру установки палаток, в которых мы жили. Сначала очерчивается квадрат. Из квадрата на глубину двух лопат вынимают землю, углубляют и выравнивают будущий пол. По углам квадрата вбивают крепкие невысокие колья. Затем весь квадрат по периметру обносят каркасом в две-три доски, прибивая их к угловым кольям. Получается конструкция вроде детской песочницы, но поглубже.

В середине квадрата устанавливают здоровенный несущий столб, и поверх всего этого натягивается брезентовая палатка и закрепляется растяжками. Установленные подобным образом палатки выглядят и в самом деле очень аккуратно. Кроме того, внутри такой палатки оказывается на удивление много места, как в ширину, так и в высоту. Кроме деревянных топчанов для десяти человек, там поместились еще и две непременные тумбочки у входа.

Единственное неудобство подобной конструкции заключалось в том, что при входе и выходе приходилось перепрыгивать через доски каркаса. По утрам, по команде "подъем", многие буквально вываливались носом вниз из палаток. А вечером было еще хуже. Мало было перепрыгнуть через каркас, надо было еще и скорректировать дальнейшее движение тела, ведь пол находился сантиметров на сорок ниже входа. Падать внутрь темной палатки было очень неприятно - впереди, в самом центре палатки, входящего поджидал массивный деревянный столб.

Наконец, приехавший с инспекцией начальник военной кафедры полковник Л. положил конец этому безобразию и скудоумию, как он изволил выразиться. Посмотрев на то, как мы скачем через доски, он собрал офицеров и лично разработал план преобразования палаток.

План состоял в следующем. Возле входа вбивались дополнительно два колышка, к которым прибивали доски каркаса. Затем куски досок между кольями выпиливали и получался нормальный вход в палатку. При этом весь каркас оставался целым и по-прежнему прочным.

Не помню какому именно стечению обстоятельств я обязан этому, но на следующее утро именно мне выпало произвести модернизацию каркасов. Вооружившись плотницким инструментом, я не торопясь (а где вы видели солдата, который торопится?) приступил к работе.

К полудню я сделал входы в пять палаток и занимался шестой. Колья на входе я уже забил, доски пришил и теперь, насвистывая что-то игривое, сидел на корточках и пилил доски каркаса. Внезапно за моей спиной раздалось громовое "отставить!". Я выронил пилу, вскочил, в полете развернувшись по направлению к источнику команды, и застыл стойке смирно.

Передо мной стоял старшина сборов, капитан Хакимов, и дикими непонимающими глазами смотрел на наполовину распиленные доски. Он был удивлен до такой степени, что даже материться начал не сразу.

Капитана можно понять. Вчера он был в городе, поэтому пропустил визит начальника кафедры и ничего не знал об историческом указании по поводу перестройки палаток. После тряской утренней езды по жаркой пыльной дороге капитан мечтал только об обеде, а еще больше о предобеденном стакане водки. Но долг превыше всего, и офицер решил сначала пройти по лагерю, проверить все ли в порядке. И тут он увидел меня любимого, с самым раздолбайским видом пилящего деревянный каркас палатки.

Капитан, наконец, обрел дар речи, и на меня обрушилась лавина ругани. Через некоторое время, капитан сообразил, что сам по себе я все же не мог устроить такой беспредел. Тогда он, временно перестав материться, спросил, кто надоумил меня на такое злодейство. Сдерживая злорадство, я подробно рассказал о приказе товарища полковника.

После слов "вот я и выполняю распоряжение начальника кафедры" наступила тишина. Я внутренне торжествовал. Я конечно не рассчитывал, что капитан сейчас же рассыплется передо мной в извинениях, я уже был не тот зеленый студентишка. Но, по крайней мере, я рассчитывал, что этот тип немедленно уберется отсюда переживать свой позор где-нибудь подальше от людских глаз.

Но оказалось, что я все еще не понял воинскую службу. Капитан среагировал мгновенно.

– Ну, это, я понимаю, конечно, колышки там забить, вход прорезать. Это, оно конечно. – Он замолчал, критически оглядывая результаты моей работы и собираясь с мыслями.

– Но во-первых, это надо делать аккуратно, а не как ты, шаляй-валяй! Это ясно?

– Так точно, – ответил я.

– Вот и хорошо. А во-вторых, сейчас посмотрим, -– загадочно протянул капитан.

Он постоял еще пару минут оглядывая мою работу, затем взглянул на меня, нехорошо ухмыльнулся, и молча ушел. Я продолжал пилить, ожидая новых неприятностей. Неприятности не замедлили наступить.

Капитан вернулся через десять минут. В руках у него была рулетка. Он измерил поочередно каждый из проделанных мной входов в палатки и убедился, что ширина у всех оказалась разной.

Теперь у него появился козырной туз. Старшина лагеря капитан Хакимов поставил меня по стойке смирно и прочитал лекцию о том, что в армии все должно быть не только аккуратно, но и единообразно.

Капитан отвел душу. Мне досталось за то, что никто не предупредил его о приказе полковника. Мне досталось за жару, которая доставала тучного, вечно потеющего немолодого офицера, и за то, что он не успел утром похмелиться после вчерашнего. Но главное, как я теперь понимаю, за то что через несколько недель я сниму с себя эту форму цвета не выспавшегося крокодила и, если не произойдет ничего экстраординарного, навсегда забуду об армейской службе, а ему до пенсии еще очень долго служить.

Я молча стоял навытяжку, а в голове вертелась фраза из песни Высоцкого: "Только в самом конце разговора я обидел его, я сказал: капитан, никогда ты не станешь майором!".

Но вслух я этого не произнес. Думаю, скажи я эти слова, и капитан Хакимов застрелил бы меня на месте. И, в каком-то смысле он был бы прав…

Евгений Якубович
декабрь 2015
Израиль

оглавление:

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор